lybs.ru
Никогда не бойся врагов больших - остерегайся мелких. / Павел ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ


Книга: Артюр Рембо Озарение Перевод Юрия Покальчука, Михаила Москаленко, Всеволода Ткаченко


Артюр Рембо Озарение Перевод Юрия Покальчука, Михаила Москаленко, Всеволода Ткаченко

© A. Rimbaud.

© Ю.Покальчук, В.Ткаченко, Н.москаленко (перевод с французского), 1995.

Источник: А.Рембо. Пьяный корабль. К.: Днепр, 1995. 224 с. - С.: 112-165.

Сканирование и корректура: SK, Aerius (), 2004

Содержание

И. После Потопа. Перевел Юрий Покальчук

II. Детство. Перевел Юрий Покальчук

III. Сказка. Перевел Юрий Покальчук

IV. Парад. Перевел Юрий Покальчук

V. Античное. Перевел Юрий Покальчук

VI. Being Beauteous. Перевел Юрий Покальчук

VII. Жизни. Перевел Юрий Покальчук

VIII. Отъезд. Перевел Юрий Покальчук

IX. Королевское господство. Перевел Юрий Покальчук

X. До ума. Перевел Юрий Покальчук

XI. Утро опьянения. Перевел Юрий Покальчук

XII. Фразой. Перевел Юрий Покальчук

XIII. Простолюдины. Перевел Юрий Покальчук

XIV. Мосты. Перевел Юрий Покальчук

XV. Город. Перевел Михаил Москаленко

XVI. Выбоины. Перевел Юрий Покальчук

XVII. Города («Это города!..»). Перевел Юрий Покальчук

XVIII. Бродяги. Перевел Михаил Москаленко

XIX. Города («Официальный Акрополь...»). Перевел Юрий Покальчук

XX. Бдения. Перевел Михаил Москаленко

XXI. Мистическое. Перевел Михаил Москаленко

XXII. Денница. Перевел Всеволод Ткаченко

XXIII. Цветы. Перевел Всеволод Ткаченко

XXIV. Вульгарный ноктюрн. Перевел Михаил Москаленко

XXV. Морское. Перевел Всеволод Ткаченко

XXVI. Зимний праздник. Перевел Юрий Покальчук

XXVII. Отчаяние. Перевел Михаил Москаленко

XXVIII. Метрополитен. Перевел Михаил Москаленко

XXIX. Варварское. Перевел Михаил Москаленко

XXX. Высокий мыс. Перевел Всеволод Ткаченко

XXXI. Сцены. Перевел Михаил Москаленко

XXXII. Исторический вечер. Перевел Михаил Москаленко

XXXIII. Движение. Перевел Всеволод Ткаченко

XXXIV. Bottom. Перевел Юрий Покальчук

XXXV. Г. Перевел Юрий Покальчук

XXXVI. Набожность. Перевел Юрий Покальчук

XXXVII. Демократия. Перевел Юрий Покальчук

XXXVIII. Fairy. Перевел Всеволод Ткаченко

XXXIX. Война. Перевел Юрий Покальчук

XL. Гений. Перевел Юрий Покальчук

XLI. Юность. Перевел Юрий Покальчук

И. Воскресенье

II. Сонет

III. Двадцать лет

IV. «Ты все еще...»

XLII. Продажа. Перевел Юрий Покальчук

И. ПОСЛЕ ПОТОПА

Только опала идея Потопа,

Заяц остановился среди клевера и дрожащих колокольчиков и помолился радуге сквозь паутину.

О, какое драгоценные камни пряталось, какие цветы раскрыли глаза. На широкой заболоченной улице начали ставить прилавки, тянуть лодки к морю, что височило вверху, как на гравюрах.

Потекла кровь, в Синей Бороды,- и на бойнях,- в цирках, где печать Бога зблідила окна. Кровь и молоко потекли.

Бобры взялись за строительство. «Мазаграни» димували в кофейнях.

В большом доме с многочисленными окнами, который еще строился, дети, одетые в жалобне, рассматривали замечательные рисунки.

Щелкнула дверь, и на сельской площади мальчик протянул руки, охватив флюгеры и петухов, под блестящим весенним дождем.

Мадам*** установила фортепиано в Альпах. Отправляли мессу и первые причастия в сотнях тысяч соборных олтарів.

Караваны двинулись. И Великолепный Отель построен среди хаоса льдов и полярной ночи.

С тех пор Месяц слышал, как скулят шакалы в тим'янових пустынях,- и эклоги в сабо буркочуть в садике. Затем, в фиолетовом, набубнявілому почками роще, сказала мне Эухарис, что это - весна.

Розлийся, ставок,- Пино, катись на мосты и над лесами,- черные «окривала и органы,- громы и молнии,- підносьтесь и розкочуйтесь;- Воды и печали, підносьтесь и поверните Потопы.

Потому что с тех пор, как они исчезнувших,- о, затаенное драгоценные камни, о, цветы раскрыты! - как скучно! и Королева, Колдунья, которая разжигает жар в горшке земли, никогда не захочет рассказать нам то, что знает и что нам не известно.

II. ДЕТСТВО

И

Этот идол с черными глазами и желтой шерстью, без предков, без двора,- более благородный за сказку, мексиканскую или фламандскую; его владения - лазурь и дерзкая зелень - разливается на пляжах, что их волны без кораблей назвали ужасными названиями - греческими, славянскими, кельтскими.

На опушке - виснені цветы звонят, расцветают, светят - девушка с оранжевыми устами скрестила колени в светлом потопе, что впрыскивает с лугов; нагота, которую затеняют, протыкают и окутывают радуга, растения, море.

Женщины, кружащиеся на близких приморских террасах, дитинні и огромные, прекрасные и черные в серо-зеленой тени, сокровища, вставших на жирной земле рощ и відталих садов - молодые матери и взрослые сестры с глазами, в которых - дальние странствия, султанши и принцессы с тираничной походкой и одеждой, маленькие чужой и ласковые несчастные люди.

Что за тошнота - час «любимого тела» и «любимого сердца»!

II

Это она, маленькая умерла, за кустами роз.- Молодая мама после смерти сходит с перрона.- Карета двоюродного брата скрипит на песке.- Маленький брат (он в Индии!) там, перед заходом солнца, на луке гвоздик.- Старые, что их похоронили випростаними под насыпью, на котором растут левкои.

Рой золотых листьев окутывает дом генерала. Они - среди полудня.- Красным путем едут к пустой корчмы. Замок продается, сорваны жалюзи.- Священник заберет ключи от церкви.- Вокруг парка опустевшие помещения сторожей. Забор такой высокий, что видно только шумкі корни. В конце концов, там не на что и смотреть.

Луга простираются до сел - без петухов, без ковадел. Шлюз поднят. А кресты и мельницы пустоши, острова и жернова!

Жужжали магические цветы. Склоны его баюкали. Проходили сказочно грациозные звери. Облака собирались над открытым морем, образованным из вечности горячих слез.

III

Есть в лесу птица, его пение задерживает вас и заставляет краснеть. -

Есть часы, который не звонит.

Есть выбоина с гнездом белых зверушек.

Есть собор, который загорится, и озеро, которое поднимается.

Есть маленькая тележка, что, заброшенный в роще или же разукрашенный лентами, катится по тропинке.

Есть труппа маленьких актеров в костюмах, которые появляются на дороге перед стеной леса.

Есть, наконец, и такие, что тебя прогоняют, когда ты жаждущий и голодный.

IV

Я святой, я молюсь на террасе - как мирное животное, которое пасется - ген вплоть до Палестинского моря.

Я ученый в темном кресле. Ветви и дождь стучат в окно библиотеки.

Я пешеход на большой дороге в карликовом лесу; гомон шлюзов заглушает мои шаги. Долго вглядываюсь в меланхолическое стирки золотого заката.

Я мог бы быть ребенком, брошенной среди мола, что тянется в открытое море, малым слугой в аллее, конец которой касается неба.

Тропы крутые. Холмы покрываются дроком. Воздух неподвижен. Как далеко птицы и источники! Еще дальше может быть только конец света.

V

Пусть наконец винаймуть для меня ту гроб, побеленную известью с выпуклыми цементовими жилами - глубоко под землей.

Опираюсь о стол, лампа ярко освещает газеты, которые я, по-дурацки, перечитываю, эти ненужные книжки.

Высоко над моим подземным салоном укореняются дома, собираются тучи. Грязь красная или черная. Город уродливое, ночь бесконечная!

Чуть ниже - водостоки. По сторонам - ничего, кроме плотности земной. Может, пропасть лазури, колодцы огня? Может, на этих плоскостях встречаются месяца и кометы, моря и сказки?

В горькие минуты я представляю себе сапфировые и металлические шары. Я хозяин тишины. Почему что-то похожее на отдушину замаячило в углу свода?

Книга: Артюр Рембо Озарение Перевод Юрия Покальчука, Михаила Москаленко, Всеволода Ткаченко

СОДЕРЖАНИЕ

1. Артюр Рембо Озарение Перевод Юрия Покальчука, Михаила Москаленко, Всеволода Ткаченко
2. III. СКАЗКА Один Принц был раздражен тем, что ему...
3. VIII. ОТЪЕЗД Много видел я. Видения всплывали под каждым...
4. XIV. МОСТЫ Серое хрустальное небо. Удивительное кружево мостов...
5. XIX. ГОРОДА Официальный Акрополь подчеркивает найколосальніші...
6. XXIV. ВУЛЬГАРНЫЙ НОКТЮРН Единый вздох делает оперные...
7. XXX. ВЫСОКИЙ МЫС Золотой рассвет и трепетный вечер...
8. XXXV. Г Все уродства заставляют Гортензию к жестоким...

На предыдущую