<meta name=" robots"="" content="index, follow" /> Уильям Вордсворт Поэзия Перевод Юрия Швайдака, Александра Мокровольская, Максима Стрихи и других = Книга: Уильям Вордсворт Поэзия Перевод Юрия Швайдака, Александра Мокровольская, Максима Стрихи и других =lybs.ru= =lybs.ru=
lybs.ru
Глазам страшно, а руки делают. / Украинская народная мудрость


Книга: Уильям Вордсворт Поэзия Перевод Юрия Швайдака, Александра Мокровольская, Максима Стрихи и других


Уильям Вордсворт Поэзия Перевод Юрия Швайдака, Александра Мокровольская, Максима Стрихи и других

© William Wordsworth

© Ю.Швайдак, О.Мокровольський, М.Стріха (перевод с английского), 1991, Елена о'лири, 2006, Р.Кисельов, 2005, М.Губко, 2003

Источники: Вселенная. №5 1991. 240 с. - С.: 171-177; http://www.gak.com.ua/creatives/2/99; "Литературная Украина" 13 февраля 2003;

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004, 2006; http://ukrlib.com

Содержание

Строки, написанные за несколько миль от Тінтернського аббатства, когда я второй раз путешествовал к берегам реки Уай 13 июля 1798 года. Перевод Ю.Швайдака

Семірко нас. Перевод О.Мокровольського

"Словно одинокая туча, бровей...". Перевод М.Стріхи

Люси Грей, или Одиночество. Перевод М.Стріхи

Люси. Перевод М.Стріхи

Сонет ("я Отложил в сторону перо и дослушал..."). Перевод М.Стріхи

К прекрасному. Перевод М.Стріхи

"Где курс поэтому проляжет кораблю..." Перевод М.Стріхи

Сонет, написанный на Вестминстерском мосту 3 сентября 1803 года. Перевод М.Стріхи

К Туссен-Лувертюра. Перевод М.Стріхи

"О нет, об этом и думать зря..." Перевод М.Стріхи

Сонет ("И келья просторная для монахини..."). Перевод М.Стріхи

Сущность благочестия. Перевод О.О'Лір

В часовне Королевского колледжа, Кембридж. Перевод О.О'Лір

"Жил однажды парень...". Перевод Р.Кисельова

Сонет. Намеки бессмертия в воспоминаниях раннего детства . Перевод Р.Кисельова

"Среди несходжених троп...". Перевод М.Губко

Про переводчиков

Строки, написанные за несколько миль от Тінтернського аббатства, когда я второй раз путешествовал к берегам реки Уай 13 июля 1789 года

Прошли годы; пять быстротечных лет

Между длинных зим. И вот я снова слышу

Игривый шум воды горных источников,

Что слился с тихим пошептом долины,

Я созерцаю величие скал отвесных, -

Они, одинокие и дикие, вызывают

Чувство одиночества и соединяют в одно -

Жизнь земли и вечный покой неба...

Сегодня я отдыхаю вновь

Под тенью сикомору и смотрю

На клочки полей и на деревья,

Которые еще с нестиглими плодами,

В одинаково зеленом наряде

Прячутся в кустарниковые заросли.

Я снова вижу плетение ветвей

Густого леса. Пасторальные фермы

Зеленый омут по двери поглина

И кудрявый дым плывет свыше дерева.

Воображение легко нарисует здесь

Нетяг, что вышли из безлюдных дебрей,

Или в келье святой у огня

Отшельнику, что молится.

Никогда

Время не сотрет красоты. Она не станет

Лишь упоминанием слепца, что потерял зрение.

В мастерской тихой, или среди людей

Я был благодарен красоте за то, что гнала

Она усталость и питала дух,

И кровь мне обогревала сердце

И забытое возвращала... В те минуты

Наивысшее наслаждение я узнал:

Не ту, будничную, ту, которая, возможно,

И весит что-то в повседневной жизни

Маленького человека и руководит

ее чувствами и страстями. Нет,

Благодарю красоте другим даром,

Что весит больше,- даром, что дает

Душе то состояние, где тайны бремя,

ее вина, вечная и неисчерпаемая,

Какой угнетает неизвестный мир,

Приходит вдруг. В порыве этом

Надежды собственные нежно нас ведут,

Пока наше дыхание телесное

И даже крови неугомонный движение

Не заглохнут почти, пока сон не зборе

Нам тела; и не спать душа

И силой гармонии ясной

Сумеет ли она разглядеть

Жизнь глубинное.

Пусть это - только

Теория пуста; но не раз

В темноте или во многих проявлениях

Смутного света дня, в суете,

В суете досадной, вечной лихорадке,

Как сердце свободно биться не могло,

Не раз мыслями повертавсь к тебе,

Уай лесистый! Лесной мандрівче,

Не раз к тебе неслись мысли!

И сейчас в мерцании дум угасшим

Между затертых образов, нечетких,

Что фоном им пролегла моя розгуба,

Картину память открывает вновь;

Я здесь стою, вчуваючи не только

Этого мгновения счастья, но и знания,

Что в этой минуте есть жизнь и пища

На дальнейшие годы. Все еще верю я,

Хоть, вероятно, и совсем другой стал, как

Я впервые путешествовал между этих узгір'їв...

Тогда, как олень, мог перестрибати

Реки глубокие и чистые ручьи,

Тогда, бывало, мчался, словно гонимый страхом,

Бежал без дороги, языков шаленець тот,

Что стремится собственное счастье догнать...

(Минулись наслаждения юных дней,

Где и делись легкие звериные движения.)

Теперь уже не могу и пригадать

Себя в те дни... Тогда водопада гук

Меня, словно страсть, гнал. Гора или скала,

Или трущоб таинственная глубина,-

В мне и цвета, и формы их

Дразнили аппетит,- простое чутье,

Которому несвойственна обаяние,

Рожденная работой ума,

Которое безразлично ко всему на свете,

Невидимого глазом. Время прошло,

И всех его веселья нет,

И я не жалуюсь. Потому уплатило

Жизнь за все, что ушло навек,

Мне сполна. Потому что я научился видит

Природу не такой, как прежде,

По юности бездумной. Нет, часто

Я в ней вижу человечность грустную,

Я вижу не величие, а мудрую силу,

Что подчиняет нас. . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я не рискнул назвать это стихотворение Одой, но надеюсь, что в переходах исполненной страсти музыки его строк убачатимуть основные требования к такого рода произведений.

В. Вордсворт.

Книга: Уильям Вордсворт Поэзия Перевод Юрия Швайдака, Александра Мокровольская, Максима Стрихи и других

СОДЕРЖАНИЕ

1. Уильям Вордсворт Поэзия Перевод Юрия Швайдака, Александра Мокровольская, Максима Стрихи и других
2. Семірко нас Что может знать о смерти дитя, Что зна -...
3. Люси И Эту страсть, до сих пор еще немую, Я...
4. * * * О нет, об этом и думать зря, Что корабль...

На предыдущую