lybs.ru
Брехач, что недочує, то добреше. / Украинская народная мудрость


Книга: Джером Дэвид Сэлинджер 'Над пропастью во ржи' / украинский перевод Алексея Логвиненко (1984)


Джером Дэвид Сэлинджер 'Над пропастью во ржи' / украинский перевод Алексея Логвиненко (1984)

Дж.Д.Селінджер. Над пропастью во ржи. К.: Молодежь, 1984

© J.D. Salinger, The Catcher in the Rye 1951
© А.логвиненко (перевод на украинский), 1984.
Источник: Дж.Д.Селінджер. Над пропастью во ржи: Повести, рассказы. К.: Молодежь, 1984. 272 с. С.: 3-172.
OCR & Spellcheck: Aerius (salinger.narod.ru) 2003

Посвящаю матери

1

Если вы действительно надумали читать эту историю, то прежде всего вам, наверное, захочется узнать, где я появился на свет божий, как проходило мое обезглавленный детство, что делали мои отец и мать, пока меня еще и в проекте не было,- словом, всю эту муру в духе Дэвида Копперфилда. И как хотите знать правду, я не имею охоты закопуватись в то хлам. Во-первых, все это мне надоело, как горькая редька, а во-вторых, и отца, и мать моих по дважды хватил бы кондрашка каждого, если бы я начал роздзвонювати о их домашние дела. Они у меня относительно этого впечатлительные - не приведи господи, слишком старый. В целом они хорошие, что и говорить, только же уязвимы - страх. Да я и не собираюсь описывать здесь всю свою триклятущу биографию. Я только расскажу эту идиотскую историю, еще произошла со мной на Рождество - еще до того, как я чуть не врезал дуба и меня притарабанили сюда, чтобы я немного оклемался. Обо всем этом я уже рассказывал Д. Б.- он мой брат, ну и т. др. Теперь Д. Б. в Голливуде. Это не очень далеко от нашей занюханої больницы, и брат почти каждую субботу наведывается сюда. Он намерен сам отвезти меня домой, когда я випишусь,- может, даже в следующем месяце. Недавно Д. Б. купил себе «ягуара». Одну из тех небольших английских автомашин, что дают двести миль в час. Вколотил в нее, проклятую, чуть ли не все четыре тысячи. Теперь денег у него как плевел. Не то что прежде. Пока Д. Б. сидел дома, то был писатель как писатель. Это он выдал ту екстракласну сборник рассказов «спрятанная рыбка». Вот книжка! Может, слышали? Лучше всего повествования так и называлось: «спрятанная рыбка». Там про одного мальчика, который не давал никому смотреть на свою золотую рыбку - он купил ее за собственные деньги. Умереть можно, такое повествование. А теперь он в Голливуде, Д. Б. Продает себя, как проститутка. Когда я что-то и ненавижу, то это кино. Просто не хочу о нем ничего знать.

Лучше всего начать с того дня, когда я чухнув с Пэнси. [4]

Пэнси - это закрытая школа-интернат для ребят в Егерстауні, штат Пенсильвания. Вы, наверное, о ней слышали. А может, и видели рекламные оголошення. их пристраивают в сотнях иллюстрированных журналов, и везде - этакий лихой воробышек скачет на лошади через барьер. Так будто в Пэнси только и делают, что играют в поло. А я там за все время и около коня не видел. Под той картинкой с жевжиком на коне подпись: «С 1888 года мы лепим из ребят смелых, отважных юношей». Вот уже ложь! Проклят буду, в Пэнси «лепят» ничуть не больше, чем во всякой другой школе. К тому же я не видел там никого «смелого», «отважного», или как там они еще выражаются. Ну, может, в один-два настоящих ребята, если вообще столько нашкребеться. Да и то они, наверное, такими в школу пришли.

Одно слово, это было в субботу, когда наши играли с Сэксон-холлом в футбол. Для всей школы не было ничего важнее, чем игра. Еще бы - последний матч года, и если бы наша старая Пэнси проиграла, то меньше, чего от нас все надеялись,- это самоубийство или что-то в этом духе. Помню, часа в три пополудни меня уже понесло аж на вершину Томсенової горки, и я стал у самой этой идиотской пушки, что виднеется там еще от Войны за независимость. А оттуда все футбольное поле - как на ладони, и я хорошо видел, как обе команды мотлошили друг друга от ворот до ворот. Трибуны сверху было видно плохо, зато от тисячоголосого ужасного ревища наших болельщиков аж в ушах лящало,- кроме меня, там собралась, считайте, вся школа. А за команду Сэксон-холла только изредка где-то раздастся голос или два - гости никогда не брали с собой много болельщиков.

На футбол у нас девушки не ходили. Приводить их с собой имели право только выпускники. Одно слово, не школа, а дурдом, хоть с какой стороны посмотри. А я люблю бывать там, где хоть изредка появляются девушки, пусть даже они просто торчат, чухаються и шморгають носами или хихикают.

Сельма Тернер, дочь нашего директора, бегала на стадион, каналья, частенько. Только она не из тех, у кого можно вклепатися по самые уши. Хотя в целом девушка довольно ничего. Как-то мы ехали автобусом из Егерстауна, я сел возле нее, и мы завели разговор о сем, о том. Сельма мне понравилась. Правда, нос у нее великоват и ногти обкусанные до крови, да еще и была тогда в том дурнуватому лифчике на поролоне, все так и торчали в разные стороны. Но мне почему-то стало ее жаль. В ней нравилось то, что она не начала [5] разводиться, большая цаца ее папаша и др. Видимо, сама знает, что он просто пустомолот.

А не поехал я со всеми на футбольное поле и въехал на Томсенову горку вот почему: я только-только приехал из фехтувальною командой а Нью-Йорка. Я, видите ли, капитан той. > розтриклятої команды. Большую шишку! Мы поехали утром в Нью-Йорк на соревнования с командой школы Макберні. Но соревнования так и не состоялись - я забыл в том чертовом метро наши рапиры и прочее причиндалы. И виноват не только я. Мне же приходилось неоднократно схоплюватись на ноги и смотреть на схему, чтобы не упустить нашей станции. Так что вернулись мы к Пэнси не вечером, а уже в половине третьего. Всю дорогу домой ребята меня в поезде просто игнорировали. Смех, да и только.

А еще я не пошел на стадион за то, что собирался попрощаться со старым Спенсером, нашим учителем истории. Он схватил грипп, и я подумал, что до рождественских каникул уже его не увижу. Спенсер прислал мне писульку и просил перед отъездом зайти к нему. Он знал, что в Пэнси я уже не вернусь.

0, забыл сказать: меня же выперли из школы. После рождественских каникул моя наука кончалась - я провалился по четырем предметам и вообще не «проявил усердия» и др. Сто раз меня предупреждали, уговаривали взяться за ум - особенно среди четверти, когда мои старые приезжали на разговор с каналією Тернером,- но я не послухавсь. И вылетел Из школы. У Пэнси ребята вылетают частенько. Тому же у них там и такая высокая академическая успеваемость. Что правда, то правда.

Одно слово, стоял декабрь и было холодно, как у ведьмы за пазухой, особенно на вершине той триклятущої горькой. Я выбрался в самой курточке, и ни рукавиц тебе, никакого беса. За неделю перед тем кто украл у меня просто из комнаты пальто из верблюжьей шерсти вместе с варежками на меху - они были в кармане. В - Пэнси ворюг аж кишит. У большинства ребят родители живут на широкую ногу, а ворюг в школе аж кишит. Чем дороже школа, тем больше в ней ворюг. Правду говорю. Словом, стоял я возле той идиотской пушки, посматривал сверху на футбольное поле и чуть не отморозил себе зад. Но за игрой я почти не следил. Я виснул там только ради того, чтобы проникнуться, как говорится, прощальным настроением. Вообще, я уже не впервые бросал школу, но никогда не чувствовал, что уезжаю навсегда. Я таких сантиментов не люблю. Мне все равно - грустно уезжать обидно, и когда я еду, то должен по крайней мере [б] чувствовать, что таки еду, а то на душе будет еще гидотніше.

На счастье, неожиданно мне вспомнился один случай, и я осознал, что собираюсь отсюда навсегда. Я вдруг вспомнил тот день (был, кажется, октябрь), когда мы втроем - я, Роберт Тичнер и Пол Кембл - прямо перед окнами школы гоняли мяч. Вот были ребята! Особенно Тич-иер. Наступал вечер, уже хорошо-таки стемнело, а мы все играли в футбол. Становилось все темнее и темнее, уже и мяча почти не видно было, но бросать игры нам не хотелось. И в конце концов все-таки пришлось. Наш биолог, мистер Зембізі, высунул из окна голову и приказал, чтобы мы вшивались в общежитие и готовились к ужину. А когда я вспомню про такую фигню, мне сразу хочется убежать куда глаза глядят - по крайней мере до сих пор так было почти всегда. И как только я проникся этим прощальным настроением, я крутнувсь и направился вниз вторым боком горки до старого Спенсера. Он жил не при школе, а на улице Энтони Уэйна.

Я бежал вплоть до главного выхода, а там спинивсь и перевел . дух. Как хотите знать правду, я очень быстро захекуюсь. Во-первых, многие смалю, то есть когда много курил. Здесь мне запретили в рот брать сигареты. А во-вторых, в прошлом году я подрос па шесть с половиной дюймов. Это тоже была одна из причин того, что я, по сути, схватил чахотку и загремел в этой розтриклятущої больнице на все эти обследования и другую муру. А в общем парень я здоровый.

Одно слово, відхекавшись, я немедля отправился через Двести четвертое шоссе. Слизота под ногами была ужасная, и я, беда его маме, чуть не растянулся на асфальте. Даже не знаю, чего я так гнался,- видимо, просто так, чтобы пробежать. На другой стороне улицы у меня вдруг возникло такое ощущение, как будто я исчезаю, растворяюсь в воздухе. Был один из тех дрянных дней, когда холод собачий, солнце не сверкнет и др., а как только пересечешь улицу, каждый раз кажется, будто тебя не становится.

Слушайте, когда я наконец добежал до дверей старого Спенсера, то нажал на звонок языков бешеный. Чуть не окоченел. Уши щемят, а пальцами уже и не поворухну. «И быстрее, быстрее же! - чуть не выкрикнул я вслух.- Отворите же кто-нибудь!»

Наконец появилась старая миссис Спенсер. Служанки или кого-то такого они не держали и всегда открывали дверь сами. Денег у них было не густо.

- Голден! - сказала миссис Спенсер.- Хорошо, что пришел! Заходи, сердечко, небось, замерз на кость? [7]

Миссис Спенсер, видно, действительно была мне рада. Она любила меня. По крайней мере так мне казалось.

Слушайте, я не переступил, а перелетел через порог!

- Как ваше здоровье, миссис Спенсер? - спрашиваю.- Как здоровье мистера Спенсера?

- Раздевайся, дорогая, давай твою курточку,- говорит старуха. Она не услышала, как я спросил про мистера Спенсера. Миссис Спенсер немного недочувала.

Она повесила мою куртку в шкаф в прихожей, а я тем временем прилизав ладонью чуб назад. Вообще я підстригаюся коротко, и зачісуватись мне почти не приходится.

- Как ваше здоровье, миссис Спенсер? - вновь спрашиваю я, только уже громче, чтобы она услышала.

- Ничего, Голдене, ничего.- Миссис Спенсер закрыла шкаф.- А как твои дела?

По ее тону я сразу догадался: старик Спенсер рассказал ей, что меня вытурили из школы.

- Прекрасно,- говорю.- А как чувствует себя мистер Спенсер? Грипп его уже пропустил?

- Отпустил! Ты знаешь, Голдене, он ведет себя точно как тот... уже и не знаю кто! Он у себя, сердечко. Заходи к нему.

Книга: Джером Дэвид Сэлинджер 'Над пропастью во ржи' / украинский перевод Алексея Логвиненко (1984)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Джером Дэвид Сэлинджер 'Над пропастью во ржи' / украинский перевод Алексея Логвиненко (1984)
2. 2 Спенсеры имели каждое свою...
3. 3 Второго такого лжеца, как...
4. 4 Делать я не имел чего и...
5. 5 По субботам в Пэнси...
6. 6 Не все приходит на память сразу. Я...
7. 7 Сквозь завесы в душевой...
8. 8 Вызвать такси было уже...
9. 9 В Нью-Йорке я сошел с...
10. 10 Время был еще детский - уже...
11. 11 Восходя до вестибюля, я...
12. 12 Такси было старое, и в...
13. 13 Я шел пешком до самого...
14. 14 Когда каналья Санни пошла,...
15. 15 Спал я не очень долго, потому,...
16. 16 Когда я позавтракал, еще не...
17. 17 В гостиницу я приехал очень...
18. 18 Когда я вышел с катка,...
19. 19 Если вы сами не...
20. 20 Я сидел у стойки, пил...
21. 21 Давно мне так не...
22. 22 Когда я вернулся, Фиби...
23. 23 По телефону я долго не...
24. 24 Квартира в мистера и...
25. 25 Когда я вышел на улицу, уже...

На предыдущую