lybs.ru
Имей Отвагу простить тому, кто обижал тебя по глупости. / Лев Силенко


Книга: Иосиф Кобів Эразм Роттердамский и его сатирическое перо (1993)


Иосиф Кобів Эразм Роттердамский и его сатирическое перо (1993)

© Й.Кобів, 1993

Источник: Эразм Роттердамский. Похвала глупости. Домашние беседы. К.: Основы, 1993. 320 с. - С.: 3-11.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Выдающийся гуманист эпохи Возрождения, писатель и ученый, Эразм Роттердамский (настоящее имя и фамилия - Герхард Герхардс) родился 28 октября 1466 или, по другим данным, - в 1469 г. в Роттердаме (отсюда его литературный псевдоним Роттердамский) в бюргерській семьи. Преждевременно осиротевший парнишка вынужден был самостоятельно прокладывать себе дорогу в жизни. Образование получил в Гауди, Девентери и Герценборі (Голландия), затем в Парижском университете (1495-1499). В молодости несколько лет (1488-1493) провел в монастыре, где увлеченно изучал произведения античных авторов. Пребывание среди монахов породило в нем сразу до средневековой схоластики и церковщини. Вследствие различных обстоятельств он вынужден был часто менять место жительства. Жил в Нидерландах, Франции, Англии, где подружило с английскими гуманистами Дж. Колетом, Т. Мором и Дж. Фишером, в Италии (в Турине получил степень доктора богословия), в Германии и в Швейцарии. С 1513 г. жил преимущественно в швейцарском городе Базеле; здесь подружился с известным тогда книгоиздателями И. Фробеном.

Знаменитого ученого и писателя, желая склонить его на свою сторону, приглашали к себе тогдашние монархи Европы: Генрих VIII, король английский, Франціск И, король Франции, Фердинанд И, император австрийский, Зигмунт i, польский король, Эрнст, герцог баварский, Леон X, папа римский. Но всем им Эразм отказал, потому что не хотел продавать себя любому, получать материальную обеспеченность за счет утраты духовной независимости. Уже на склоне лет, в 1535 г., он отказался принять от нового папы Павла III, кардинальську мантию.

Трогательную страницу биографии Эразма составляет его долгая и искренняя дружба с Томасом Мором, выдающимся английским мыслителем и государственным деятелем (некоторое время тот был лорд-канцлером), центральной фигурой в гуманистическом движении Англии первой трети XVI в., автором знаменитой «Утопии». Соединяли их духовная близость, любовь к античной культуры и литературы, идейная борьба против католического догматизма и схоластики, созвучность религиозно-этических и политических взглядов, мечты о справедливом переустройстве общества на основе гуманистических идеалов. «Прямо-таки рожден и создан он для дружбы... Кто ищет совершенного образца подлинной дружбы, не найдет лучшего, чем Мор...» _ тепло высказывался о своего друга Эразма. Стараниями нидерландского гуманиста вышел в свет в декабре 1516 г. философско-политическое произведение Мора «Утопия». Эразм беспокоился и о последующие издания этого произведения. До глубины души поразила Эразма страшная весть о том, что 6 июля 1535 г. его друга в Лондоне несправедливо обвинен в государственной измене и казнен. В неописуемой скорби седовласый уже и слабосилий Эразм сказал: «У меня такое ощущение, словно я сам казнен вместе с ним». Лишь на год пережил своего коллегу Эразм: умер он 12 июля 1536 г. в Базеле.

Эразм Роттердамский был одним из образованнейших и талантливейших деятелей эпохи Возрождения на севере Европы, вождем гуманистов [3] начала XVI ст.; долгое время занимал ведущее положение в европейском научном и литературном мире. С его мнением считались передовые люди его времени, с ним шли нога в ногу те, кто боролся с суевериями средневековья, тупым фанатизмом, мракобесием, ханжеством, невежеством схоластов, предрассудками, кто прокладывал путь прогрессу, образованию, правде. Считая разум человека в борьбе со всем отсталым по наиболее эффективное оружие, Эразм стал предшественником просветителей XVIII в.

Литературное и научное наследие гуманиста огромная по своему объему, разнообразна тематически и жанрово. В ее составе: «Адагії» - сборник латинских пословиц и сентенций, первая книга, которая принесла Еразмові громкую славу, «Алофтегмата» - сборник высказываний знаменитых людей античности, произведения на морально-воспитательные, морально-философские, педагогические, филологические, богословские темы, произведения сатирического содержания, трактаты в защиту мира и т.д. Отдельную группу составляют переводы из древнегреческой и римской литератур. Наконец - весьма интересное и важное для познания духовного мира и будней Эразма и его эпохи переписка (сохранилось более двух тысяч писем в одиннадцати томах), в котором он выступает как виртуоз эпистолярного жанра не только эпохи Возрождения, но и всех времен.

Эразм стремился своим творчеством возносить людей морально, облагораживать их, давать им пользу, служить не одному народу, а всему человечеству. Великий сын Возрождения так сформулировал свою писательскую миссию в одном из своих писем: «Не знаю, - писал он, - чего смогут добиться мой талант и мои произведения, однако я наміряюсь и стараюсь быть полезным не только немцам, но и французам, испанцам, англичанам, чехам, рутенцям* и, если только сумею, даже туркам и сарацинам». (Письмо Йонасові Йодоку от 10 мая 1521 г.).

* Под названием «рутенці» (Rulheni) Эразм понимает славян, которые населяли Восточную Европу.

Произведения Эразм писал на латыни - универсальном языке тогдашней просвещенной Европы. Эразма считали блестящим латинистом времен Возрождения: его латинская речь, в основу которой положены лучшие образцы классической римской прозы, свободная от средневековых варваризмів и солецизмів, не была бездумной копией лексики и грамматических норм Цицерона (таких тупых подражателей он высмеял в образе Нозопонуса в диалоге «Ціцероніанець»), а способной выражать новые понятия и мысли, вобрав в себя приметы античных языков и языков новых, которые в то время только формировались как литературные языки. Языковая мастерство Эразма, его ясный, логический, доходчивый, насыщен остротой стиль - неповторимое явление, которое в значительной степени объясняет нетривиальную популярность его творчества среди современников и в более поздние времена.

Эразм был красноречивым пропагандистом гуманистического идеала человечности и справедливости. Как и его великие современники Т. Мор и Ф.Рабле, он считал, что мать Природа создала человека добрым, наделив ее благородными порывами, способностью сеять светлое и прекрасное. Стремление к гармоничному развитию личности привело этих гуманистов к убеждению, что война, великое бедствие, должна исчезнуть с лица земли. Убежденным врагом войны был Эразм. Война, по его мнению, явление противоестественное, уродливое, спорный этике. Еразмові призывы к миру, осуждение войны как преступления против человечества нашли яркое выражение в произведении «Война мыла тем, кто ее не испытал», в трактате «Жалоба Мира», в [4] диалоге «Харон» (из сборника «Домашние беседы»), u сатире «Похвала Глупости» и во многих письмах.

В произведении «Война мыла тем, кто ее не испытал» (1515) Эразм писал: «Есть в мире несчастья, которого следует всегда упорно избегать. Надо защищаться от него всеми средствами, отгонять его от себя изо всех сил. Настоящим бедствием является война. Нет поистине вещи згубнішої, злочиннішої, опаснее за нее. Она наносит людям самые болезненные раны. Она пронизывает их наибольшей отвращением, будит в них невыразимую сразу». Противопоставляя разрушительной войне преимущества мира, он утверждает, что «Война приносит столько горя, что ни один язык, не то что мое неуклюжее слово, не может его высказать».

Такие же мысли излагает он в знаменитой «Жалобе Мира» (1517). Беспощадно клеймит Эразм тех служителей церкви, которые на словах проповедуют любовь к ближнему, а на самом деле благословляют насилие и разбой. «Как можно сопоставлять разбой и митру? - спрашивает гуманист. - Что общего у епископского или пастырского посоха с мечом? Как можно поздравлять людей с миром и одновременно ввергать их в самые жестокие битвы, расхваливать мир на словах, а на деле же призывать к войне? Как можно, чтобы те же самые уста громко славили миролюбивого Христа и восхваляли войну?»

Несмотря на всю искренность критики войны и военщины (некоторые его мысли актуальны и сегодня) Эразм, как и все тогдашние гуманисты, по-настоящему не понимал, что является причиной войн, и потому не мог указать на реальные средства борьбы против военной опасности и против самих войн. С внимания на это его произведения, посвященные разоблачению войны как огромного общественного бедствия, имеют утопический, абстрактный характер.

«Жалоба Мира» Эразма Роттердамского открыла серию трактатов гуманистов XVI-XVIII вв. о вечном мире, к которым относятся произведения чешского педагога Я.А. Коменского, английского мыслителя В.Пенна, французских просветителей Ш. Сен-Пьера и Ж.Ж. Руссо, немецких философов-просветителей И. Канта, И. Фихте и И. Гердера, российского просветителя В. Малиновского и других.

Много внимания уделил Эразм критическому пересмотру древнехристианских памятников. И сам считал исправленное издание греческого текста Нового завета и его новый латинский перевод главным трудом своей жизни, однако это не принесло ему мировую славу, а произведение, который казался ему каким-то, не стоящим внимания. Произведением этим есть бессмертная сатира «Похвала Глупости», известная во всем творчестве нидерландского гуманиста. Намерение написать эту сатиру созрел у Эразма 1509 г. по пути из Италии в Англию, куда он отправился по приглашению английских друзей, окрыленный надеждой, что новый король Англии Генрих VIII станет покровителем гуманистов, а Англия - центром гуманизма. Фамилия Мора ассоциировалось Эразма с греческим словом «мориа» - глупость, составлявшее полный контраст к глубокой мудрости, эрудиции и культуры английского друга. Такое случайное сопоставление осенило путника Мнением выбрать себе героя произведения Глупость. Такой замысел, чрезвычайно оригинальный и остроумный, открывал перед автором неограниченные возможности свободно, якобы от имени Глупости, взглянуть на современную действительность и затронуть ряд животрепещущих вопросов с точки зрения присущей всем временам глупости, подвергнуть уничтожающей критике недостатки и пороки тогдашнего общественного строя. Произведение было написано в августе 1509 г. в Англии в гостеприимном доме Т. Мора течение нескольких дней в приливе творческого вдохновения и изданный в Париже в 1511 г.

Острая остроумие, тонкая ирония, проницательный критицизм, небудничный [5] талант заметить порочное и безобразное - вот качества, которые давали Еразмові право стать непревзойденным сатириком.

Сатиру на феодальный общественный строй Эразм решил создать в форме пародийного панегирика, ведь, как сам он отмечал в одном из своих писем французскому гуманисту Г. Буддею, «произведения, написанные шутливым стилем, не такие скучные и приносят читателю большую пользу, чем полны напыщенной серьезности».

Для написания блазенського панегирика в честь Глупости он имел, как сам определяет в предисловии к произведению, прототипы в античной литературе, которая знала пародии на героический эпос, трактовка важных тем в пониженном тоне и, наоборот, ничтожных серьезно-приподнятом. Так, в античные времена снискали популярность парадоксальные панегирики («Похвала Бусиріду» - мифическому царю-злодею, «Похвала Смерти», «Похвала Мыши», «Похвала Лысине» и др.). Особенно близок был автору «Похвалы Глупости» Лукиан, талантливый греческий сатирик II в. н. есть., любимый писатель литераторов, ученых и художников эпохи Возрождения. Он беспощадно бичевал с позиций здравого смысла религиозный фанатизм, суеверия, веру в чудеса, лжефілософію, пророков-шарлатанов и т.д.

Да и в современной ему литературе Эразм мог найти немало материала, в котором разоблачались общественные пороки. Это в первую очередь «Корабль дураков» - стихотворная сатира немецкого писателя-гуманиста С. Бран-и, издана в 1494 г., в которой осмеяно разнообразные проявления человеческой глупости. Среди «дураков» - ученые педанты, врачи-обманщики, вводящих в заблуждение астрологи, пьяницы и обжоры, хвастун и грубияны, прелюбодеи и картежники, модники и модницы - одно слово, разнообразная компания отрицательных персонажей, которые собрались в путешествие в страну Глупости - Наррагонію. Брантова сатира плотно примыкает к традиции немецкой фольклорной сатирически-юмористической литературы о дураках (Narrenliteratur). Достойно продолжает ее линию Эразмова «Похвала Глупости».

Это сочетание античной традиции в форме пародийного панегирика с «литературой для дураков» оказалось чрезвычайно удачным. Было здесь новаторством том, что панегирик в честь Глупости произносится не от автора или другого, постороннего лица, а вложенный в уста самой Глупости, от имени которой ведется повествование. Глупости, которая в самохвальбі называет себя крупнейшей добродійкою рода человеческого. Благодаря такому приему «Похвала Глупости» представляет собой весьма оригинальный и остроумный автопанегірик. Гротескный характер произведения усиливается тем, что Глупость выступает уместно, высказывает мудрые и меткие наблюдения о общественные болячки того времени.

«Похвалу Глупости» Эразм посвятил лучшему своему другу Т.Мору. В предисловии автор выясняет свое намерение - написать похвальное слово в честь Глупости. Он понимает, замысел его может кое-кому показаться несерьезным, но перед ним стоит важное задание - высмеять все уродливое и смешное в человеческой жизни для того, чтобы умный читатель вынес из этого пользу для себя.

Композиция «перелицованного» панегирика, не смотря на некоторые отклонения от основной темы, присущие непринужденной беседе Глупости, достаточно четкая. В широком поступлении Глупость в тоге ученого, с блазенським колпаком на голове, знакомит слушателей со своим лицом, родословной и оточенням. ее отцом является Плутос, всемогущий бог богатства и наживы, которому подвластны как бессмертные боги, так и смертные люди, без вмешательства которого ничто на свете не творится, матерью является беззаботная нимфа Неотета-юность. Выпестовали Глупости две очаровательные нимфы: Метет-п'янкість и Апедія-невихованість. приняв ее спутницами и подругами были: [6] Самовлюбленность, Подобострастие, Забутливість, Лень, Наслаждение, Безрассудство Обжорство, надежными мужскими помощниками - Забулдыга и Непробудний Сон. При помощи такого общества она держит под своей властью весь род человеческий.

За вступлением идет первая - общая - часть произведения, посвященная доказательствам универсальной силы Глупости, которая якобы лежит в основе природы и жизни людей. Восхваляя себя, Глупость пытается доказать свое неоспоримое преимущество перед Мудростью, широко открывает бесчисленные благодеяния, которыми она осыпает людей, хоть они и не умеют как следует оценить его заслуг. Уверяет, что без приправы Глупости жизнь была бы невыносима, неинтересное, она - основа радости, всяческого процветания и счастья.

Все это болтовня Глупости о благодійства, которые она якобы приносит человечеству, является, по сути, увертюрой ко второй части, где помещена разгромная критика всего уклада средневековой жизни. Только теперь произведение становится подлинной сатирой. В первую очередь Эразм резко осуждает общую черту средневекового общества - лицемерную набожность, которая проявляется в чрезмерном культе икон и в бубонінні молитв, клеймит злоупотребления в отпущении грехов. Далее идет конкретное описание различных видов и форм Глупости в средневековом обществе от низших его слоев до высших кругов. Перед читателем дефилируют длинной колонной последователи и сторонники Глупости - представители разных сословий и профессий: купцы, которые наживают богатство обманом, грамматики, которые вдалбливают в головы детишек всякую ерунду, тщеславные поэты, ограничены риторы, писатели-плагиаторы, правоведы-хитрецы, которые занимаются словоблудием, говорящие диалектики, довгобороді философы, которые выдают себя за всезнаек, астрологи-шарлатаны.

Но наивысшей силы и сатирического разоблачения клеймения достигает писатель в изображении богословского состояния. Даже Глупость колеблется, задевать это вонючее болото, или нет, но после притворного замешательства атака на теологов разворачивается с невероятной ущипливістю. Приводится перечень абсурдных тем-головоломок, которые разгадывали тогдашние богословы-схоластики в бесплодных дискуссиях, к которым они прибегали.

С ироничным пренебрежением и откровенным издевательством охарактеризованы монахи. Они Эразма невежды, разгильдяи, грубые, бесстыдные, развратные, набожные лишь о око человеческое, - предмет всеобщего презрения. Не обошлось и без насмешек над бессмысленными проповедями церковников.

Высмеивание богословского состояния сатирик прерывает для того, чтобы едко посмеяться по господствующего класса феодального общества - дворян и светской власти. Так, монархи, вместо того чтобы заботиться об общем благе, думают только о личных выгодах и утешения. Тунеядцами и подхалимами изображены придворные сановники. И ни в королях, ни в придворных сановников нет и на грош здравого смысла.

Теперь приходит очередь на сатирический обстрел высшего эшелона духовенства - епископов и кардиналів. их нравы ничем не отличаются от правів светских высокопоставленных лиц. Высшее духовенство далекое от скромности и убожества апостолов. Гневно осуждаются «йни, которые ведут римские первосвященники якобы с врагами церкви. За одновї4^4 СВ0ІХ иерархов ниже Духовенство нещадно эксплуатирует своих

В заключительной части текста Глупость хочет доказать парадоксальный тезис: мол, идеальное счастье - это высшая форма безумия.

Достойно внимания то, что объектом сатирических стрел Эразма не стали ни крестьяне, ни ремесленники, очевидно, потому, что эти социальные слои Эразм [7] считал самыми здоровыми в тогдашнем обществе, на их стороне была его симпатия.

Смех «Похвалы Глупости» богат своими интонациями: он иногда добродушный, порой ироничный, но преимущественно гостросатиричний, едко-убийственный.

«Похвала Глупости» сразу приобрела большую популярность, хоть и была рассчитана на ограниченный круг читателей - только на тех, кто знал латынь. Красноречивым свидетельством этого являются многочисленные переиздания, которые появились в разных городах Европы: в Страсбурге, Лувени, Базеле, Венеции. В течение шести первых лет этот панегирик-пародия издавался 12 раз, причем его тиражи, как на то время, были довольно значительны и быстро расходились (базельське издание насчитывало 1800 экземпляров). Секрет громкого успеха заключался, разумеется, в оригинальном сюжете, обличительном смысле, злободневности и искрометном юморе. Способствовали успеху и иллюстрации в форме гравюр на дереве, выполненные известным художником Гансом Гольбейном Младшим (он же и автор портрета Эразма). Вскоре, еще при жизни писателя, появились первые переводы «Похвалы Глупости» западноевропейскими языками: французским, английским и немецким.

Подавляющее большинство произведений Эразма отслужила свою службу, потеряв свою актуальность, ушедшая в книгохранилищах библиотек, а «Похвала Глупости», хотя от ее выхода в свет прошло почти пять веков, не поблекла и дальше очаровывает читателя.

Вторым сатирическим произведением, в котором сатирический талант нидерландского гуманиста раскрылся в полную силу, стали «Домашние беседы» (Colloguia familiaria). В первоначальном варианте (издание 1518 г.) был это сборник самых необходимых выражений и синонимических оборотов латыни на различные разговорные темы, как будто разговорник для всевозможных разговорных ситуаций, задуман как пособие для школьной молодежи. Со временем он изменил свой облик и назначение, так что превратился в художественное произведение в форме диалога. Такую форму подсказало Еразмові чтения и перекладывание на латинском языке диалогов Лукиана, талантливого древнегреческого сатирика II в. н. есть. «Домашние беседы» - это сборник 57 сатирических диалогов с реалистичными картинами и истинными деталями быта тогдашней Европы, с галереей достоверно изображенных персонажей - представителей разного возраста, разного социального положения. Здесь разговаривают между собой, спорят, рассказывают друг другу смешные анекдоты и почтенные истории, делятся своими переживаниями, выражают свои взгляды на жизнь монахи всевозможных католических орденов, аббаты, священники, ученые богословы, високородні вельможи, учителя, школьники, трактирщики, слуги, ученая дама, проститутка, беспутный ландскнехт, алхимик-шарлатан, мясник, торговец лошадьми и другие. В «Домашних беседах» Эразм Роттердамский показал себя предприимчивым и тонким спостережником окружающей жизни, он сумел пластично нарисовать бытовые сценки, точно воспроизвести образ мышления и язык разных слоев населения. С внимания на это его произведение имеет большое историко-познавательное значение.

В основу некоторых рассказов, вставленных в рамки диалога, легли личные переживания Эразма, услышанное и увиденное им. К таковым относятся, например, описание морской бури (в диалоге «Кораблекрушение»), паломничество в знаменитый своими чудесами Волсінгема в Англии (диалог «Паломничество»), рассказ о тогдашние заезды во Франции и Германии, в которых побывал Эразм («Заезды») и другие. Не одним сюжетом он обязан своим друзьям, что рассказывали ему разные приключения и анекдоты, а он фиксировал их и переплавлял в литературную [8] форму. Это, к примеру, забавная сказка о душа покойника, которая, не имея покоя после смерти, появлялась в приречных зарослях и пугала простодушных крестьян и их священника («Заклинание черта, или Призрак»), анекдот про жуликоватого торговца лошадьми («Обманутый обманщик») и другие.

Продолжая сатирически-обличительный линию «Похвалы Глупости», Эразм иронизирует над клиром с его обычаями, монахами-трутнями, едко высмеивает бездумное поклонение святым мощам и иконам, ритуалов и атрибутов внешней религиозности, выражает сомнения в некоторые чудеса святых, насмехается над индульгенции, то есть отпущение грехов за деньги, и папских булл, разоблачает фальшь бесчестных церковных проповедников. Не уместным, конечно, были монахам рельефно выписаны портреты братьев, как шакалы ждали смерти богача и добивались наибольшего доли для себя в его завещании (диалог «Похороны»). Содержанием некоторых диалогов послужили роздан сатирика над человеческой жизнью-бытием; общественными явлениями того времени, морально-нравственными, педагогическими проблемами, которые интересовали его современников, семейными отношениями и т.д. Как и в других творе», в «Домашних беседах» он осуждает войну, феодальные междоусобицы, захватнические походы, которые несли непоправимое бедствие народам (диалог «Исповедь солдата», «Похороны», «Харон»). Войны, по его мнению, ведутся для удовлетворения честолюбивых амбиций монархов, а кровь льется простых людей, которые гибнут на полях сражений или возвращаются домой калеками. На войнах наживаются военачальники (как Георгий Балеарский в диалоге «Похороны»), что обогащаются разного рода нечестными махинациями - присвоением жалованья солдат, наложением дани на мирных граждан, в частности купцов. Не клеймит войны даже духовенство, которое во время толкования Евангелий доказывает, что «война справедливая, святая, благочестивая» и «больше пользы оно имеет от умирающих, чем живых. Здесь и заветы, и погребальные обряды, и буллы и много других доходов» (диалог «Харон»). На войне все дозволено - «поджигать дома, грабить храмы, насиловать монахинь, обдирать бідарів, убивать невинных» («Исповедь солдата»). Смело Эразм отстаивал право женщин на образование («Аббат и ученая дама»), горячо выступал за согласие в семейной жизни («Ганьбителька брака...»), осуждал проституцию, считая женитьбы наилучшей формой взаимоотношений между мужчинами и женщинами («Юноша и распутница»), выступал против неравных браков, когда молодую девушку выдают замуж за старого, морально деградировавшего, но богатого сифилитике («Неравный брак»). В этом отношении Эразм стоял выше своей эпохи, опережая ее взгляды на несколько веков. Поносил тех из низов, что правдами и неправдами пытались подражать во всем знать и пролезть в ее ряды («Рыцарь без коня, или Самозвана знатность»). Учитывая это, он словно опережает сюжет комедии Мольера «Мещанин во дворянстве», написанной на двести лет позже, когда стремление уподобиться по внешним признакам жизни высшим слоям общества стало охватывать горожан. Пластично изображен образ богатого скупердяги (диалог «Скнарий изобилие»). Привлекают зарисовки из жизни школьников («Заботы школьников», «наставления воспитателя») и другие.

Сатирическое перо Эразма стало метким оружием в его непримиримой борьбе с пережитками, отсталостью и разнообразной негіддю, порожденной феодальным строем.

«Ювеналов бич» принимали также в руки и в унисон с творцом «Похвалы Глупости» бичевали средневековые порядки выдающиеся немецкие гуманисты Й.Рейхлін, В. Піркхеймер и В. Гуттен. [9]

Эразм с удовольствием наблюдал, как сдает свои позиции схоластика, как создается новая светская культура, озаренная идеями гуманизма, как человеческая личность приобретает все больший вес, визволяючись от гнетущего бремени церковно-феодального мировоззрения. Он уже думал, что его старания не пропали даром. Некоторое время ему казалось, что Европа стоит на пороге золотого века и приближается победа идеалов гуманизма, торжество новой эпохи. Однако развернулись события, в гуще которых он с болью увидел крушение своих надежд на лучшее завтра.

Критическое и рационалистическое толкование Еразмом памятников раннего христианства, призыв к коренной изменения нравов духовенства и пересмотра церковной догматики, критика монахов и схоластической философии, осуждение формализма обрядов и т.д оказало свое влияние. Эразм стал (по выражению французского философа-скептика П. Бейля) «Иоанном Предтечей» Реформации, знаменосцем тех, кто стремился к реформе католической церкви.

Когда в октябре 1517 г. M. Лютер выступил со своими тезисами и впоследствии христианский мир на Западе Европы раскололся на два непримиримых лагеря, паписты и лютеране пытались заручиться поддержкой Эразма, воспользоваться его авторитета для своей победы. Однако великий гуманист, принципиально антифанатичний, не хотел служить ни той, ни другой стороне. Его попытки примирить противников оказались безуспешными. Убедившись во враждебном отношении протестантов к гуманистического движения, Эразм вступил в прямую полемику с Лютером: в своем трактате «О свободе воли» (1524 г.) отстаивал свободу человеческой воли, моральную ответственность человека за его поступки, резко осуждал пессимистично-мізантропічні концепции протестантизма, его неверие в человеческом уме и светских знаниях. С тревогой наблюдал Эразм, как с развитием Реформации в Германии лютеранство превратился в преследователя свободной научной мысли. «Там, где побеждают лютеране, упадок науки», - воскликнул Эразм. В результате Лютер бросает в его адрес проклятия, но и католическая церковь запрещает его произведения, в частности, были занесены в список запрещенных книг «Похвала Глупости» и «Домашние беседы».

Эразм Роттердамский был сложной личностью. Он - кабинетный ученый возлагал все надежды на просветительскую силу ума, мечтал о возвращении к некоей «евангельской чистоты» первоначального христианства, которая вместе с гуманистической культурой должна была, по его мнению, идейно и морально обновить европейское общество. Когда в Германии вспыхнула лютая социальная и религиозная борьба, он занял позицию пассивного наблюдателя. Но, несмотря на ограниченность своего мировоззрения, Эразм как борец против суеверия, обскурантизма, всяческого фанатизма, доктринерства, как пропагандист мира и дружбы между народами сыграл положительную роль в культуре Европы.

Трудно переоценить Еразмів влияние на современников: иногда его сравнивают с влиянием Вольтера в XVIII ст. Он был душой раннего гуманизма; единомышленников Эразма называли еразмістами. Он много сделал для распространения античной культуры и классических языков на севере Европы, находился в тесном контакте с европейскими гуманистами И. Рейхліном, Т. Мором, X. Вівесом, Г. Бюдде и другими. Значительным был авторитет автора «Похвалы Глупости» среди гуманистов славянских стран. До наших дней дошло его переписку с польскими поэтами-неолатиністами А. Кржицьким и Я. Дантишеком, чешскими - Бы. Лобковіцем, С. Геленієм, С. Турзо и Я. Шлехтою, південнослов'янськими (сербскими и хорватскими) - Я. Банічевичем, Т. Андроником и Я. Паннонієм (Я.Чесмінним). Поддерживал связи Эразм с венгерским поэтом М. Олахом. [10]

В одном из своих латинских стихов А. Кржицький утверждает, что слава гуманиста разошлась широко на востоке Европы:

Где тот край, что о тебе не слышал, велемудрый Еразме?

Где тот день, что у людей память о тебе сотрет?

Даже суровый сармат твои многочисленные книги листает,

Даже непокоренный скиф тянется сейчас к ним *.

Ученым был и Назон**, и с латинского языка звонкой

Геты*** , при нем же, посмех делали себе.

Сейчас - Эразм на устах; он из рук в руки переходит

Там, где шумит Танаис****, там, где северная заря.

(Перевод А. Содомори)

* Сарматы и скифы - народы, которые в древности населяли территорию нынешней Украины и части России вплоть до Кавказа. Здесь: восточные славяне.

** Назон - Публий Овидий Назон (43 до н. есть. - 17 н. есть.) - выдающийся римский поэт. Умер в изгнании в местности Томы (ныне Констанца), в стране гетов.

*** Геты - народ фракийской языковой группы, который в античные времена населял территорию нынешней Румынии.

**** Танаис - река Дон.

Влияние творчества Эразма Роттердамского, в частности ее сатирической отрасли - «Похвалы Глупости» и «Домашних бесед» - на последующие века был значительный. Его следы наблюдаются в европейской литературе и общественной мысли вплоть до XIX в. По данным исследователей, заметно это влияние в произведениях Ф. Рабле, М. Монтеня, К. Маро, Маргариты Наваррской, М. Сервантеса, Бы. Паскаля, В. Скотта, Э. Ростана, Л. Стерна и других.

Труда нидерландского гуманиста были известны ученым Киево-Могилянской академии, они были в библиотеке этого учебного заведения, педагогические принципы Эразма использовались при организации обучения. Воспитанник Академий основатель греко-латинськоі школы в Москве Епифаний Славинецкий перевел педагогический трактат Роттердамця «О приличиях детского поведения» и издал в 60-е годы XVIII в. под заглавием «Гражданство обычаев детских» - вольное переложение «Книжицы о приличии детских нравов». Произведения Эразма Роттердамского переведены на многие языки мира. На украинском языке была освоена «Похвала Глупости» в переводе В. Литвинова («Днепр», 1981). «Домашние беседы» долго не находили своего переводчика. Предлагаемая подборка, включающая лучшие, интересные для современного читателя диалоги (всего их 21 диалог), является первым изданием Еразмового произведения на украинском языке. [11]

Иосиф Кобів

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Иосиф Кобів Эразм Роттердамский и его сатирическое перо (1993)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Иосиф Кобів Эразм Роттердамский и его сатирическое перо (1993)

На предыдущую