lybs.ru
Некоторым, чтобы познать себя, достаточно сдать анализы. / Юрий Мелихов


Книга: Чарльз Диккенс Большие надежды Перевод Ростислава Доценко


Чарлз Диккенс Большие надежды Перевод Ростислава Доценко

© C.Dickens. Great Expectations, 1861

© Р.Доценко (перевод с английского), 1986

Источник: Ч.Діккенс. Большие надежды. К.: Радуга, 1986. 480 с.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Содержание

Раздел I

Раздел II

Раздел III

Раздел IV

Раздел V

Раздел VI

Раздел VII

Раздел VIII

Раздел IX

Раздел X

Раздел XI

Раздел XII

Раздел XIII

Раздел XIV

Раздел XV

Раздел XVI

Раздел XVII

Раздел XVIII

Раздел XIX

Раздел XX

Раздел XXI

Раздел XXII

Раздел XXIII

Раздел XXIV

Раздел XXV

Раздел XXVI

Раздел XXVII

Раздел XXVIII

Раздел XXIX

Раздел XXX

Раздел XXXI

Раздел XXXII

Раздел XXXIII

Раздел XXXIV

Раздел XXXV

Раздел XXXVI

Раздел XXXVII

Раздел XXXVIII

Глава XXXIX

Раздел XL

Раздел XLI

Раздел XLII

Раздел XLIII

Глава XLIV

Глава XLV

Глава XLVI

Глава XLVII

Глава XLVIII

Глава XLIX

Раздел L

Раздел LI

Раздел LII

Глава LIII

Раздел LIV

Раздел LV

Глава LVI

Глава LVII

Глава LVIII

Глава LIX

Раздел И

Фамилия моего отца было Пірріп, а мне дали имя Филипп, но для моего детского языка оба эти слова были слишком сложные, я свел их просто к «Пипа». Так я назвал сам себя, а впоследствии этим именем стали и другие меня называть.

Что Пірріп - это фамилия отца, я знаю из надписи на его надгробии, а также с показания моей сестры миссис Джо Гарджери, которая вышла замуж за кузнеца. Поскольку я никогда не видел ни отца, ни матери, ни какого-либо подобия их (потому что жили они с тех времен, когда о фотографии еще и не слыхивали), мои самые первые представления об их внешность в какой-то странный способ связывались с видом их надгробий. С очертания букв на отцовском надгробии я почему-то себе решил, что отец был приземистый, коренастый и смуглый и имел темные кудри. А надпись «также Джорджіана, жена вышепоименованной», рождались в моем детском воображении образ болезненной женщины в веснушках, которая была мне матерью. Рядом с их могил строкой выстроились пять небольших, каждый в полтора фута длиной, ромбовидных надгробий, под ними покоились в мире пятеро моих маленьких бгатикіз, которые слишком рано отказались от участия во все-епітній борьбе за существование,- я был непоколебимо уверен, что они пришли на свет, лежа навзничь и держа руки в карманах штанишек, и что они так ни разу и не вынули их из карманов за все время пребывания на земном падолі.

Мы жили в болотистой окраине вблизи изгиба реки, которая за двадцать миль дальше впадала в море. Мне кажется, что свои первые сознательные и прочные впечатления об окружающем мире я приобрел одного памятного дождливого вечера. Именно тогда я со всей определенностью убедился, что эта голая местность, поросшая крапивой,- кладбище, и что «Филипп Пірріп, житель сего прихода, а также Джорджіана, жена вышепоименованной», давно мертвы и похоронены, и что их младенцы - Александер, Бартоломью, Ейбрегем, Тобиас и Роджер, тоже давно мертвы и похоронены, и что перемежована дамбами, гатками и шлюзами темная плоская низменность вне кладбища, на которой кое-где пасется скот,- это болота, и что олив'яна полоса вне ее - это река, и удаленное дикое логово, откуда срывается ветер,- это море, и что настрахане всем этим и пропитано дрижаками малое создание, которое вот-вот сорвется на плач,- это Поп.

- Ну-ка цыц! - раздался вдруг чей-то яростный голос, и на виду посреди могил возле церковной паперти предстал незнакомец.- Замолчи, черт, потому что горло перережу!

Страховита фигура в простой серой одежде, кандалы на ноге. Мужчина в рваных ботинках, на голове вместо шапки какая-то лахманина. Мужчина, что промок в воде и заталапався в грязи, что сбил и ранил ноги об острые камни, что его жалило крапива и растаскало тернии. Что прихрамывал и дрожал, зирив на все стороны и ворчал, и стучал зубами, когда вдруг схватил меня за подбородок.

- Ой, не режьте мне горла, дядюшка! - жахнувсь я.- Ради бога, дядюшка!

- Как тебя зовут? - сдитав незнакомец.- Быстро!

- Пип, дядюшка.

- Ну-ка повтори,- уставился он на меня.- Четче.

- Пип. Поп, дядюшка.

- Покажи-ка, где ты живешь,- сказал незнакомец.- Рукой покажи.

Я показал в сторону, где на плоском надбережжі за какую-то милю от церкви среди ольхи и других деревьев раскинулось наше село.

Незнакомец, оценив взглядом мою фигуру, перєкинув [14] меня вверх ногами и опустошил мои карманы. У них ничего не нашлось, кроме куска хлеба. Когда церковь снова стала на свое место - а этот дядя был такой поры-вистий и силен, что мгновенно обернул ее основой вверх, вплоть колокольня оказалась у меня под ногами,- так вот, говорю, когда церковь снова стала на место, я уже сидел на высоком надгробии, а незнакомец жадно уплетал мой хлеб.

- Ну же, собачья,- сказал он, облизывая губы.- Ик который ты щокатий!

Может, это и правда, что я был щокатий, хотя вообще я тогда ростом не вышел, как на свои лета, и силой не мог похвастаться.

- Так бы и сожрал твои щеки, пусть им черт! - заявил незнакомец, грозно труснувши головой.- А почему бы и нет, действительно?

Я вислоеив ревностное желание, чтобы он этого не делал, и крепче ухватился за надгробие, куда он меня посадил - отчасти, чтобы не свалиться, а отчасти, чтобы сдержать слезы.

- Слушай-ка сюда! - сказал незнакомец.- Где твоя мать?

- Здесь, дядюшка,- ответил я.

Он вздрогнул и рванул бежать, но вдруг пристав и осмотрелся.

- Здесь, дяденька,- робко объяснил я.- «Также Джорджіана». Это моя мать.

- А-а,- сказал он, возвращаясь обратно.- А рядом с матерью твой отец?

- Да, дядюшка,- ответил я,- это он. «Житель сего прихода».

- Ага,- буркнул он, взвешивая что-то.- Так с кем же ты живешь, то есть жил, ибо я еще не решил, позволю тебе и дальше жить?

- Со своей сестрой, дядюшка,- с миссис Джо Гарджери, женой кузнеца Джо Гарджери, дядюшка.

- Кузнеца, говоришь? - отозвался он. И взглянул на свою ногу.

Мрачно переведя несколько раз взгляд то на меня, то снова на свою ногу, он подступил ближе, схватил меня обеими руками и наклонил как можно дальше назад; его глаза пытливо уставились вниз на меня, а мои беспомощно уставились вверх на него.

- Слушай-ка сюда! - приказал он.- Тут такое дело - я позволю тебе жить или нет. Ты знаешь, что такое напильник?

- Знаю, дядюшка. [15]

- И что такое еда знаешь?

- Знаю, дядюшка.

После каждого вопроса он полуприкрытой встряхивал меня, дабы я лучше чувствовал опасность, которая нависла надо мной, и свою беспомощность.

- Ты достанешь мне напильника.- Он снова встряхнул меня.- И достанешь мне еды.- Он потряс меня снова.- Принесешь то и то-то.- Он еще раз встряхнул меня.- А ни - то я видеру у тебя сердце с печенкой вместе.- Он потряс меня еще.

Я был напуган до смерти и такой запаморочений, что пришелся в него обеими руками и сказал:

- Пожалуйста, дяденька, дайте мне сесть ровно, тогда меня, может, перестанет тошнить и я, может, лучше пойму вас.

Он так перегнул меня обратно, что церковь перескочила через собственный флюгер. Потом расправил все на том же надгробии и, не выпуская из рук, повел такую устрашающую язык:

- Завтра утром ты принесешь мне напильника и еды. Вон туда принесешь, где и старая батарея. Ты сделаешь это и никому не скажешь ни словечка и даже не намекнешь, что видел кого-то такого, как я, или кого-нибудь другого, и тогда тебе даруется жизнь. А как ты этого не сделаешь или хоть на чуть-чуть отступишь от моих слов, у тебя видеруть сердце и печень, поджарят и съедят. Я, чтобы ты знал, совсем не сам, как тебе может казаться. Со мной тут один молодой человек скрытый, так вот я против него чистый ангел. Этот парень слышит, что я тебе говорю. Этот молодой человек имеет свои особые способы, как добраться до малого парня, к его сердцу и печени. Зря и пробовать парню спрятаться от него. Парень может замкнуться за дверью, может себе тепленько устроиться в постели, может укутаться, может укрыться с головой, может думать, что он в уюте и безопасности, но этот парень тихонько скрадеться, скрадеться к нему и заколет! Я вон и сейчас с трудом сдерживаю этого парня, чтобы не причинил тебе вреда. Я едва могу его удержать, чтобы не бросился на тебя. Ну, то что ты на это скажешь?

Я сказал, что достану ему напильника, и есть достану, сколько смогу, и приду к нему на батарею рано-раненько.

- Говори: «Пусть меня господь побьет, если я этого не сделаю!» - велел незнакомец.

Я сказал, и он снял меня с высокого надгробия. [16]

- А теперь,- молвил он,- помни, что ты обещал, помни об этого парня, и айда домой.

- К-доброй ночи, дядюшка,- запинаясь, попрощался я.

- Добра мне ночь! - незнакомец осмотрелся на холодную мокрую низину вокруг.- Разве что для лягушки. Или угря.

Вздрагивая всем телом, он обхватил себя обеими руками за плечи - сжал так, словно боялся, что развалится,- и захромал к невысокой церковной ограды. Когда я смотрел на него, как он продирается сквозь заросли крапивы и ежевики, росшие круг зеленых пагорків, моим детским глазам казалось, будто он уклоняется от мертвецов, которые втихаря протягивают руки из могил, пытаясь ухватить его и затащить под землю.

Он подошел к невысокой ограде, натужно перелез через нее,- видно было, что ноги у него затекли и одубіли,- а потом оглянулся на меня. Увидев это, я обернулся в сторону дома и бросился изо всех сил бежать. Но вскоре я все-таки еще раз взглянул назад через плечо - он шел к реке, все так же держа себя обеими руками и ступая сбитыми ногами среди камінюччя, накиданого там и сям на болоте, чтобы легче было проходить во время больших дождей или притока.

Я зупинивсь и посмотрел ему вслед: длинной черной горизонтальной полосой простирались болота, такой же полосой выглядела и река, только немного уже и светлее, и небо было посмуговане - кроваво-красные полосы простирались вперемежку с густо-черными. Над берегом реки я едва различал две единственные в окружающем пейзаже вертикальные сооружения: маяк, помогал судам держаться курса,- бридотний с виду, как подойти ближе, он был словно бочка, настромлена на шест,- и виселицу с остатками оков, где некогда были повешены пирата. Незнакомец хромал в сторону виселицы, так, словно то пират ожил и возвращался, чтобы снова на ней почепитись. Я аж вздрогнул, когда это подумал; заметив, что коровы попідносили головы и смотрят в его сторону, я спросил себя: а может, и у них то же на уме? Я осмотрелся вокруг, ища глазами того страшного парня, и нигде не увидел ни следа. Но меня вновь объял страх, и я побежал домой, больше нигде уже не останавливаясь. [17]

Книга: Чарльз Диккенс Большие надежды Перевод Ростислава Доценко

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарлз Диккенс Большие надежды Перевод Ростислава Доценко
2. Раздел 2. Моя сестра, миссис Джо Гарджери, была на...
3. Раздел С Утро был имлистое и очень влажный. Еще...
4. Раздел 4 Я был уверен, что в кухне меня встретишь...
5. Глава 5 Увидев группу солдат, застукотіли...
6. Раздел 6 Даже после того, как обвинения в...
7. Раздел 8 Заведение мистера Памблечука на Главной...
8. Глава 9 Когда я пришел домой, моя сестра, которой...
9. Глава 10 Где-то на второй или третий день, когда я...
10. Глава 11 В назначенное время я снова был перед...
11. Глава 12 Меня все сильнее беспокоил образ...
12. Глава 13 Мне было просто мучением наблюдать, как...
13. Глава 14 Нет досаднее, как стесняться родного...
14. Глава 16 Еще не отойдя в мыслях от «Джорджа...
15. Глава 17 И снова потяглось однсманіття моего...
16. Раздел 18 Шел четвертый год моего обучения в Джо,...
17. Глава 19 Утро внес значительные изменения в мои представления...
18. Раздел 20 Поездка от нашего города до столицы продолжалась...
19. Раздел 21 Присматриваясь к Вемміка при свете...
20. Раздел 22 Бледный паничик и я стояли и рассматривали...
21. Глава 23 Мистер Покет сказал, что рад меня...
22. Глава 24 Через два-три дня, когда я уже...
23. Раздел 25 Бентли Драмл, до того унылый нравом,...
24. Глава 26 Как Веммік сказал, так и получилось: мне...
25. Раздел 27 «Дорогой мистер Пип! Пищу я вам...
26. Глава 28 Было ясно, что ехать мне надо...
27. Глава 29 я Встал на рассвете и вышел на улицу....
28. Раздел ЗО Одеваясь утром в «Синем Кабані», я...
29. Глава 31 Когда мы прибыли в Данию, король и...
30. Раздел 32 Однажды, когда я сидел над книгами в...
31. Раздел 33 В своей отороченій мехом дорожный...
32. Раздел 34 Постепенно привыкая к своих надежд,...
33. Раздел 35 Впервые у меня на жизненном пути...
34. Раздел 36 Положение наше с Гербертом все...
35. Раздел 37 Полагая, что воскресенье - лучший день для...
36. Глава 38 Если после моей смерти когда-нибудь...
37. Глава 39 Я уже имел двадцать три года. Прошел...
38. Глава 40 То еще хорошо выпало, что я должен был позаботиться, как...
39. Глава 41 Когда мы все втроем сели у огня и я...
40. Глава 42 - Мой парень и его товарищ! Я не буду...
41. Раздел 43 стоит задумываться над тем, какой...
42. Раздел 44 В комнате, где стоял туалетный столик и...
43. Раздел 45 Едва-едва прочитав это предостережение, я...
44. Раздел 46 Уже пробило восемь, когда я добрался до...
45. Глава 47 Несколько недель прошло без каких-либо...
46. Раздел 48 Вторая из двух встреч, о которых я...
47. Раздел 49 Утренним дилижансом я уехал в...
48. Раздел 50 в Течение ночи мне раза два-три...
49. Раздел 51 кто Знает, для чего я так усердно старался...
50. Раздел 52 Из Литл-Бритен я пошел с чеком в кармане...
51. Раздел 53 Вечер был темный, но когда огорожены...
52. Раздел 54 Был один из тех мартовских дней, когда...
53. Раздел 55 Следующего дня Мегвіча приставили...
54. Раздел 56 в Течение всего месяца - вплоть до наступления...
55. Раздел 57 Оставшись теперь один, я...
56. Раздел 58 Известие о крахе моего лучезарного...
57. Раздел 59 Целых одиннадцать лет, живя на...

На предыдущую