lybs.ru
Живой язык не имеет грамматики. / Иван Франко


Книга: Михаил Москаленко Сен-Жон Перс: Хроника творческих стихий (2000)


Михаил Москаленко Сен-Жон Перс: Хроника творческих стихий (2000)

© Н.москаленко, 2000

Источник: Сен-Жон Перс. Поэтические произведения. К.: Юниверс, 2000. 480 с. - С.: 5-13.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Творческая работа Сен-Жон Перса (Мари-Рене Алексис Сен-Леже Леже, 31. 05.1887, островок Сен-Леже ле Фей, недалеко от города Пуэнт-а-Питр, Гваделупа - 20.09.1975, Винь-йо, полуостров Ж'єн, департамент Вар, южная Франция) длилась 70 лет: первую из своих поэм, «Рисунки для Крузо», он написал в 1904 г., последняя, «Засуха», датированная 1974 г.

Поэзия Сен-Жон Перса относится к величайших и самых заметных явлений французской литературы XX века. На его ранние произведения ссылался Ґ. Аполлинер в одном из вариантов своей лекции «Современный дух и поэты» (1917); также М. Пруст вспоминал о ранних его поэмы в романе «Содом и Гоморра» (эпопея «В поисках утраченного времени»). Произведения Сен-Жон Перса переводились практически всеми европейскими языками; тлумачено их также в Японии, Китае, Индии, Турции, Израиле, в арабских странах. Среди его переводчиков на немецком языке - Р. М. Рильке, Р. Касснер, Г. Штайнер, Ф. Кемп, Б. Ґретуїзен, В. Беньямин; английский - Т. С. Элиот, В. X. Оден, В. Фавлі, Д. Девлин, Г. Фицджеральд; испанском - X. Саламеа, X. Лесама Лима, А. Барреда, X. Каррера Андраде, Э. Падилья; итальянском - Д. Унґаретті, Г. Люкезе, Г. Муччи; русском - Г. Адамович, Г. Иванов, В. Козовой, Г. Ваксмахер, Г. Погожева, Н. Стрижевская; шведском - А. Лундквист, Е. Ліндґрєн, Д. Гаммаршельд; украинской - О. Тарнавский, Же. Васильковская, М. Терещенко, Г. Кочур, В. Бургардт, В. Брюгген, М. Москаленко. О поэзии Сен-Жон Перса писали и восторженно ее комментировали Г. фон Гофмансталь, П. Клодель, А. Бретон, А. Жид, П. Ж. Жув, П. Эмманюэль, А. Маклиш, А. Мальро, Ф. Мориак, Л. Арагон, Ж. Полян, Г. Кайюа, В. Ларбо, А. Боске, Г. Миллер, А. Пас На С. Спендер, Л.С. Сенґор, М. А. Астуріас, Е. Монтале, X. Ґільєн, Г. Слой. Ему посвящали свои стихи Е. Каммингс, Же. Сюперв'єль, И. Бобровский. Музыку на тексты его стихотворений писали Д. Мийо, Л. Дюре, В. Фортнер, А. Гованнес, К.-Б. Блумдаль, Л. Грабовский. В круг его друзей входили, в частности, Ф. Жамм, Же. Ривьер, Л.-П. Фарґ, Г. Ґаллімар, П. Валери. В приятельских отношениях он был с Д. Конрадом, Г.К. Честертоном, Г. Тагором, И. Стравинським. Поэт активно общался с всемирно известными учеными: философом и социологом Л. Леви-Брюлем, синологом П. Пелліо, тибетознавцем Ш. Туссеном, математиком П. Пенлеве, океанологом Же.-И. Кусто.

Последовательно придерживаясь в 20 - 30-х годах принципа «раздвоение личности», отрицая какую-либо связь между поэтом Сен-Жон Илиперсом и дипломатом Алексисом Леже, как один из видных руководителей довоенного Министерства иностранных дел Франции, он сотрудничал с такими известными французскими политиками, как А. Бриан, Е. Эррио, Ф. Бертело Л. Стражу, Ґ. Думерґ; выступал за решительные действия Франции против агрессивной политики нацистской Германии, был противником «умиротворения» третьего рейха " и Мюнхенской сделки; после капитуляции петенівського правительства 1940 г. эмигрировал в США, был лишен французского гражданства и ордена Почетного легиона, причем гестапо разгромило его парижское жилище [6] и изъяло все обнаруженные бумаги, в том числе семь законченных поэм, написанных между 1924 и 1940 годами (следы этих произведений теряются, поскольку архивы гестапо стали трофеями советской армии, и дальнейшая их судьба до сих пор неизвестна).

В США Сен-Жон Перс, находясь на должности консультанта Библиотеки Конгресса, активно взаимодействовал с политическими структурами французской антифашистской эмиграции, не присоединяясь ни к одной из них организационно. В частности, политические позиции Сен-Жон Перса выраженные в его переписке с Ш. де Ґоллем, Ф. Рузвельтом, В. Черчиллем, а также в некоторых других текстах, вышедших из-под его пера во время войны: «Не дипломатическая политика, организованная за рубежом, а французское общественное мнение является истинной преградой для распространения политики коллаборационизма...» (письмо к В. Черчилля от 2 января 1942 г.). «Два года немецкого порабощения не смогли растоптать французскую душу; два года официального соглашательства не смогли ввести в заблуждение французскую душу; два года неопределенности на чужбине не потьмарили вспышки этой души! Перед лицом германского нацизма сорок миллионов французов, за редкими исключениями, провозглашают свою веру в непобедимость Франции; перед лицом нацизма французского сорок миллионов французов, за редкими исключениями, провозглашают свою веру в верность Франции себе самой; перед лицом союзнических демократий сорок миллионов французов, за редкими исключениями, провозглашают свою веру в триумф человеческих свобод!» (воззвание «Третий год изгнания» от 14 июля 1942 г.). Также в письме американского поэта А. Маклиша от 23 декабря 1941 г. Сен-Жон Перс писал: «О Франции нечего и говорить: она - это я сам и все, что есть во мне. Она для меня - самое святое начало, то единственное, благодаря чему я могу стать причастным к тому [7] важнейшего, что есть в мире. Даже если бы я не был именно на французском зверем, не был вылеплен именно из французской глины (и мой последний вздох, как и первый, будет химически чистым французским дыханием),- французская речь все равно была бы для меня единственной возможной отечеством, единственным оплотом и пристанищем, единственным щитом и единственным оружием, единственным «геометрическим пунктом» этого мира, где я мог бы существовать».

В послевоенные годы поэт оставался в США; с 1957 г. он избрал местом жительства подаренный группой поклонников дом на французском берегу Средиземного моря (полуостров Ж'єн), хотя большую часть года все же проводил в США или в многочисленных путешествиях. О широте культурологических и естественных интересов поэта может свидетельствовать хотя бы беглый перечень маршрутов: еще в 1916 - 1921 годах, будучи секретарем французского посольства в Пекине, поэт совмещал дипломатическую деятельность с многочисленными путешествиями по Китаю, вплоть до отдаленных районов, до монгольской пустыни Гоби, посетил также Корею, Японию, Индонезию, побывал на Гавайях, на островах Самоа и Фиджи. Впоследствии, в 40 - 60-х годах, его пути пролегали до Канады, Мексики, Аргентины, Антильских, Багамских и Бермудских островов, а также до самых заповедных мест США, как и до многих европейских стран, знакомых поэту еще с молодых лет. Поэт интересовался геологическими особенностями горных массивов и характерными приметами подводного рельефа морей, флорой и фауной высокогорий, пустынь и океанских побережий, электрическими грозами южных широт и метеоритными кратерами, пути птичьих миграций и уникальными реликтовыми лесами. Известна его деятельность, направленная на защиту редких видов животных и растений. И, конечно, особое, самое пристальное внимание поэта привлекали [8] следы исчезнувших цивилизаций и памятники культуры различных народов, древних и современных, зарівно в Новом и в Старом свете. Все названное мало для поэта глубокий смысл. Действительно, по словам тонкого знатока французской литературы С. Великовського, «богатейшие залежи увиденного, пережитого, продуманного в самых разных уголках мира, глубокие знания в областях археологии, ботанике, философии, истории религий, ремесел, учений, обычаев Сен-Жон Перс міфотворчо перетопив в свой философско-лирический эпос вселенной и человечества».

1950 г. стихи Сен-Жон Перса был отмечен Большой премией Американской академии; в 1959 г. ему было присуждено Большую национальную премию по литературе (Франция) и Большую международную премию по поэзии (биеннале в городе Кнокке, Бельгия). 1960 г. Сен-Жон Перс стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Премия была присуждена «за гордливий полет и щедрость воображения поэтических творений, что представляют собой визионерское воплощение нашего времени».

* * *

В течение последних десятилетий количество исследований, посвященных творчеству Сен-Жон Перса, статей, рецензий, аналитических исследований и монографий - резко выросла и сейчас трудно поддается учету (в частности, сошлюсь хотя бы на библиографический указатель Г. Литтла, изданный в Лондоне в 1976 p., на более поздние приложения к нему, а также на ежегодные «Сен-жон-персівські тетради», которые начали выходить в том же 1976 г.). Стихи Сен-Жон Перса определяли как «эпическую» (А. Лоранкен), «класицистську» (Ж. Шарп'є), «реалистическую» (в духе «реализма без берегов» Р. Ґароді), «енігматичну» (Ж. Полян), как «поэзию присутствия» (А. Беґен), «поэзию прославления» (X. Саламеа), «поэзия движения» [9] ( А. Анри), «поэзию жизненных начал» (П.-Ж. Ришар), «поэзию крупных предметов и тем» (Г. Нім'є), «эпохальную» (Л. Рудьє), «сакральную» ( Л. Этан), «роскошную, всеобъемлющую, строгую и энциклопедическую» (Г. Кайюа)... Полный перечень одних только дефиниций творчества Сен-Жон Перса мог бы занять не одну страницу; нашлось бы в нем место и для украинских авторов: это «поэзия стихийных сил» (Г. Кочур); поэзия «одично-патетическая», чей внутренний сюжет «символизирует определенные модели и сущности, процессы и коллизии человеческого бытия» (Д. Наливайко); поэтический стиль и философия Сен-Жон Перса - это «реестр, нанизанный на экстаз» (Г. Новикова). Собственно, весь поэтическое наследие Сен-Жон Перса, от первых до последних его страниц, составляет не что иное, как единое целостное произведение, большой ансамбль поэм; каждая из них - своеобразный раздел одного грандиозного «цикла циклов», что его выстраивал на протяжении семи десятилетий поэт, который, по выражению Т. С. Элиота, «не укладывается ни в одну из категорий и не имеет в литературе ни предшественников, ни собратьев».

Называю книги Сен-Жон Перса в их хронологической последовательности (здесь и далее - даты публикаций, которые зачастую отличаются от дат написания произведений).

«Хваления» (1911; второе и третье дополненные издания - соответственно в 1925 и 1948 гг.; до последнего, как отдельный раздел, вошел цикл «Королевская слава») - одновременно и поэтическая исповедь, и летописное свидетельство-перевод, и песенное прославление «потерянного рая» - детства среди обильной природы тропических островов, удивление и восхищение величием природных стихий («праздник детства», «Хваления» ), а также совершенством и эпическим размахом стремлений и деяний человека (цикл «Королевская слава») - «Короля» или «Князя», поскольку в этом цикле поэт отчасти прибегает к традициям восточного хвального славословие. [10]

«Анабазис» (1924) - по определению самого Сен-Жон Перса, «поэма об одиночестве посреди деяний, деяний между людьми, как и деяний духовных... активный синтез человеческой незглибимості»,- философско-патетическая слава покорителям расстоянии, строителем, что закладывают города среди азиатских пустынь, но готовы завтра же отправиться дальше в путь, - выражение духовного смятения и творческой энергии не названного по имени эпического героя.

«Изгнание» (1942) - как свидетельствует автор, «не воплощение Сопротивления, а поэма о вечности изгнания в человеческой судьбе, поэма, выводимая из ничего и создана из ничего», параболическая модель трагического, но и высокого призвания чужака, «князя изгнания» на его путях; вместе с поэмой «Изгнание» в одноименной с ней книжки вошли еще три произведения: «Поэма к Чужой» (1942) - окрашен трагическими тонами триптих, обращенный к поэта подруги по американскому изгнанию; поэма «Ливни» (1944) - отмечен единством материально-чувственного и символико-философского плана образ стихий, пробуждают творческие силы бытия, несут очищение и обновление природному и человеческому миру; поэма «Снега» (1944) - вместительное медитативно-ясновидче воплощение неизбежных и необратимых изменений, подчиненных незыблемым законам «мирового течения».

«Ветры» (1946) - огромная поэтическая космогония, прославление вечного и непрерывного движения, порыва планетарных сил, «торжественного вздоха нашего мира» (П. Клодель).

«Ориентиры» (1957) - крупнейшая по объему Сен-Жон-Персова поэма, что составляет примерно треть всего его поэтического наследия: в ее центре - верная путь народов их тысячелетними путями, отечное противоречиями разнообразие мира, патетическое опьянения полнотой [11] бытия и философские гимны естественным первоначалам («эпопея, вдруг, под действием какого-то вдохновения, превращается в гимн» - Же. Полян), и, прежде всего, мощный хвальний пение Морю - всеобъемлюще-предметном и одновременно символическому образу природного мирового становления, Морю как извечной колыбели жизни и человеческих цивилизаций, стоящих перед поетовим духовным зрением.

«Хроника» (1959) - последнее произведение поэта, опубликованный до присуждения ему Нобелевской премии. Отвечая на вопрос относительно точного значения слова «Хроника» в данном контексте, поэт сказал, что это название должно восприниматься в двойном смысле, личном и понадособистому, связанном с двойным значением греческого слова «хронос»: «Заголовок «Хроника» следует трактовать в этимологическом смысле, - это поэма о земле, о человеке и о времени, что для меня совмещены в одном вневременном понятии вечности».

Под названием «Поэзия» (1960) была опубликована Нобелевская речь Сен-Жон Перса, произнесенная им в Стокгольме на официальном банкете по случаю присуждения премии. Поэма «Птицы» (1963) впервые увидела свет под названием «Порядок птиц», иллюстрирована 12 офортами Жоржа Брака. В поэме воплощен стихию лету, возвышенного устремления реального птицы, но также и художника, который творит его многозначительный и многоплановый образ. «Данте» (1965) - флорентийская речь Сен-Жон Перса, что было им прочитано при открытии конгресса по случаю 700-летия автора «Божественной комедии». Следует сказать, что обе речи Сен-Жон Перса, и стокгольмская, и флорентийская, по своим высоким звучанием, стилистическими и ритмическими особенностями приближаются к его поэм; так же поэма «Птицы», возможно, отчасти [12] напоминает природоведческий и вместе с тем искусствоведческий трактат или по крайней мере произведение, написанное на жанровом пограничье.

«Пение на равноденствие» (1975) - последняя поэтическая книга Сен-Жон Перса. Все четыре произведения, вошедшие в ее состав, печатались при его жизни, в 1969 - 74 гг., в журнале «Ля нувель ревю Франсез». Сама же книга увидела свет через месяц после ухода поэта - воспользуюсь формулы Б. Пастернака 1960 г. - «в мир, что до вступления в него художник готовится в течение всей жизни и в котором рождается только после смерти, в мир посмертного существования выраженных им сил и представлений».

Все творения Сен-Жон Перса, от «Хвалінь» и «Анабазису» до «Хроники», «Птиц» и «Пения на равноденствие», пронизаны одной-единственной «волевой доминантой» и единственным стихийным порывом (даже отдельные детали и реалии, что, казалось бы, отсылают нас к тех или иных исторических событий, по меткому наблюдению Же. Шарп'є, «скорее является знаком стихии, чем события»); из его поэм вычитывается размышление о высоком назначении Поэта, Певца, корифея античного Хора, охранника незглибимих культурно-исторических традиций и ценностей, прозірливого исследователя тайных відхланей світотвору и человеческой души, предводителя народов в их походе, носителя истинного знания о генетически непрерывное и ежесекундно обновляемая, непрерывное в своем течении, щедротне, таинственное и неисчерпаемое человеческое и космическое Бытие. [13]

Михаил МОСКАЛЕНКО

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Михаил Москаленко Сен-Жон Перс: Хроника творческих стихий (2000)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Михаил Москаленко Сен-Жон Перс: Хроника творческих стихий (2000)

На предыдущую