lybs.ru
Рукописи не горят. Особенно те, в которых много воды. / Александр Сухомлин


Книга: Надежда Матузова Героический эпос немецкого народа (1989)


Надежда Матузова Героический эпос немецкого народа (1989)

© Н.Матузова, 1989

Источник: Ф. Фюман. Песнь о Нибелунгах в прозаическом пересказе. К.: Радуга, 1989. 158 с. - С.: 5-8.

Сканирование и корректура: SK (), 2004

В истории культуры разных народов важное место занимают старинные литературные памятники, где речь идет о событиях древности. Создаваемые неизвестными поэтами, эти шедевры народного искусства существовали в устной форме, передавались от поколения к поколению, а впоследствии их записывали, по-своему истолковывая и дополняя, тоже большей частью неизвестные авторы. К таким достопримечательностям относятся героические эпические поэмы, которые возникали еще с первобытнообщинного строя и жили в античном, ранньофеодальному и пізньофеодальному обществах. Среди выдающихся произведений позднего средневековья - русские былины, героические песни балканских народов, армянская поэма «Давид Сасунський», французская «Песнь о Роланде», испанская «Песнь о моем Сида» и немецкая «Песнь о Нибелунгах».

Возникла поэма между 1200-1210 годами, возможно, в городе Пассау. Написал ее, думают, придворный шпильман. Так называли в средние века бродячих поэтов, актеров, музыкантов. Первоначальный рукопись неизвестного шпильмана погиб, однако его произведение жил в народе, и поклонники поэзии записывали различные его варианты. Один из таких вариантов впервые нашел 1757 года в городе Хоенемсі швейцарский писатель и литературовед И. Я. Бодмер. Дальнейшие поиски обнаружили 32 таких варианта в трех разных редакциях. После многих лет тщательной работы над всеми вариантами и редакциями ученым удалось восстановить первоначальный текст, который в устной традиции был известен под названием «Гибель Нибелунгов» (с последними словами поэмы).

В основу «Песни о Нибелунгах» легли события и легенды времен средневековья, эпохи великого переселения народов,- завоевание Европы гуннами во главе с Аттилой (Этцелем) в V в. Неизвестный талантливый поэт мастерски соединил в своем произведении два цикла народных преданий, существовавших еще с VI в.: историю трагического брака нидерландского королевича Зигфрида и бургундской принцессы Крімгільди и историю гибели королевства, основанного в начале V в. східногерманським племенем бургундов со столицей в городе Вормсе (верхнее течение Рейна), которое 436 захватили гунны.

«Песнь о Нибелунгах» - монументальное произведение. Она насчитывает 39 «авентюр» (песен, частей), которые занимают около 2400 строф (более 9 тысяч строк). Строфа состоит из четырех строк.

Немецкий поэт Генрих Гейне отмечал, что в «Песни о Нибелунгах» «действительно большая, могучая сила». Язык поэмы, по образному определению Гейне, «это каменная язык, строки там похожи на зримовані плиты. А между ними кое-где выбиваются красные цветки, будто капли крови, и свисают длинные побеги плюща, будто зеленые слезы».

Великий Гете говорил: «Знакомство с этим произведением показывающий уровень культуры нации... Его должен прочитать каждый».

Но прочитать такую поэму не просто. Так называемая середньоверхньонімецька язык, на котором говорили немцы в средние века и которой написана «Песня о Нибелунгах», для современного немца так же мало понятна, как для нас древнерусская. Правда, поэму не раз переводили современном немецком языке. Впервые этот труд совершил в 1827 году известный ученый-фольклорист Карл Зімрок. в 1959 году в ГДР вышел новый перевод, сделанный Гельмутом где Баром. И широким массам читателей нелегко ознакомиться с произведением и в переводе - за большой его объем, сложность содержания, необходимость определенной исторической и филологической подготовки. [5]

Следует также напомнить, что «Песню о Нибелунгах» постигла в Германии злая судьба. В течение веков немецкие националисты искажали ее идейный смысл, чтобы доказать существование якобы особых немецких добродетелей - «немецкой верности», «немецкой мужества», «немецкой женской девственности», чтобы утвердить мнение, будто бы «немцам суждено оздоровить мир». Со второй половины XIX в. идеологи германского империализма использовали «Песню о Нибелунгах» для идейной подготовки захватнических войн за передел мира в пользу Германии. В июле 1918 года, когда первая мировая война уже доходила до конца, немецкие милитаристы начали очередное большое наступление на Западном фронте, призывая войска к «верности Нибелунгов», до «удара Гагена», к «устойчивости Зигфрида», что привело к новому бессмысленного кровопролития. Фальсификация «Песни о Нибелунгах» достигла кульминации во времена фашизма и развязанной им второй мировой войны. Известный «оборонительный вал» на западе страны назвали «линией Зигфрида». Его ставили в пример «извечной немецкой храбрости», забыв о нидерландское происхождение героя, а в его приключениях видели «стремление к мировому господству». «Немецкая хитрость», якобы воспетая в поэме, была возведена в государственный принцип, все позволяла и обосновывала призыв - с суровой решимостью Гагена драться до смертельного конца.

Из всех этих обстоятельств и выходил известный писатель ГДР Франц Фюман (1922-1984), осуществляя прозаический перевод поэмы. Жизненный и творческий путь Фюмана был достаточно сложным. Он родился в Судетской области Чехословакии, в зажиточной немецкой семье, воспитывался в атмосфере мелкобуржуазных предрассудков и преклонения перед гитлеризмом. Убежденным сторонником фашизма он вступил в армию, воевал в Греции, на Советской земле. В конце войны попал в плен, который круто изменил его судьбу, стал периодом мучительного «прощание с прошлым». Фюман постепенно осознал трагедию своего поколения, обманутого фашизмом. Коренным изменениям в мировоззрении Фюмана способствовало его обучения в антифашистской школе для военнопленных.

1949 года Фюман поселяется в ГДР, принимает активное участие в восстановлении страны и начинает литературную деятельность. Он писал новеллы, повести, стихи, поэмы, публицистические и литературно-критические работы, переводил на чешский, польский, венгерский, советскую поэзию. В своих произведениях писатель не раз возвращался к прошлой войне, беспощадно разоблачал человеконенавистническую суть фашизма, отстаивал идеи интернационализма и гуманности.

Немало сделал Фюман в области литературы для детей и юношества. Ему принадлежат замечательные детские книжки: «В поисках волшебного красочного птицы», «Забавная грамматика для зверей» и другие. Желанием приобщить молодежь к сокровищам мировой культуры, раскрыть их гуманистический пафос и поэтическую красоту обусловлены его переводы таких классических произведений, как «Одиссея», «Прометей», «Рейнеке-Лис», пьес Шекспира, а также «Песни о Нибелунгах» (1971).

В работе над прозаическим изложением поэмы Фюман руководствовался, во-первых, завещанием Гете, стремясь, чтобы каждый его соотечественник получил возможность ознакомиться с произведением, во-вторых, целью опровергнуть сложившуюся «традицию» его фальсифицированных интерпретаций, донести до читателя настоящий идейный смысл и художественное своеобразие «Песни о Нибелунгах».

Поэме присущи особенности, характерные для героического эпоса позднего средневековья. Изображаемая в ней действительность - далекие для автора времена V ст. А что он опирается на фольклор, то в произведении значительное место занимает сказочная фантастика: рассказы о победе Зигфрида над драконом, о покорении им таинственного северного царства Нибелунгов, о наделенную чудодейственными силами деву-воительницу Брюнгільду, о встрече Гагена с дунайскими колдунами и т.д. Историю гибели бургундов, которых стали называть Нібелунгами, поскольку они завладели сокровищем, тоже представлены в народно-легендарному толковании - как месть [6] Крімгільди своим братьям и их первом вассалу Гагену за смерть Зигфрида. В то же время автор, который жил на рубеже XII-ВЕРХНОСТИ ст., описывая трагическое прошлое, воспроизводит современную ему эпоху, обозначенную кровавыми феодальными распрями и безграничными человеческими страданиями. Поэтому типичный для многих фольклорных произведений мотив столкновения добра и зла, наиболее полно олицетворенных в двух центральных персонажах поэмы - Зігфріді и Гагені,- разворачивается в реальных социальных условиях. Как справедливо отметил Фюман, «через весь эпос проходит одна большая тема: феодальное государство и Ее противоречия».

Действительно, изображая в многочисленных реалистичных деталях придворную жизнь эпохи позднего феодализма, описывая быт, обычаи, одежда, оружие, придворный этикет, турниры, пиры, охоту и другие развлечения рыцарей и дам, раскрывая отношения феодальных владетелей и их вассалов и т. д., автор показывает, что за этим внешним великолепием кроются хищнические страсти и ужасающие трагедии. Они достигают особой остроты через бешеную борьбу за сокровище Нибелунгов; эта борьба составляет центральную сюжетную и идейную линию поэмы.

Все начинается с ссоры королей, из высокомерных претензий Крімгільди на власть в бургундских землях, где, по ее мнению, должен править Зигфрид. Этот инцидент дает Гагенові повод приступить к выполнению плана, который зародился у него, очевидно, давно,- завладеть кладом Нибелунгов. Дальновидный, опытный политик-интриган жа гаген течение десятилетий последовательно и терпеливо осуществляет свой зловещий замысел, не останавливаясь ни перед чем. Сокровище не достается никому, но через него насильною смертью погибают все - виновные и невиновные: Зигфрид, бургундский король Гунтер и его братья, сын Етцеля Ортліб, жа гаген, множество рядовых воинов, многочисленные благородные рыцари - например, Рюдигер, который через васальний обязанность вынужден сражаться против жениха своей дочери, и в конце концов сама Крімгільда.

Главным носителем жестокой, циничной феодальной морали выступает в поэме жа гаген фон Треньє, непоколебимо предан своим обладателям, первый их советчик. Во всех конфликтных ситуациях, где сталкиваются государственные и личные интересы, жа гаген отстаивает выгоду Бургундского королевства. Но эта, казалось бы, положительное качество оборачивается в свою противоположность, превращая Гагена на чудовище, которому все человеческое чуждо. Коварство, хитрость, подлость, способность хладнокровно оказывать самые устрашающие преступления становятся неотъемлемыми чертами его натуры.

С психологическим мастерством изображены в поэме образы Гунтера и его братьев. На словах они не раз протестуют против беспощадной политики Гагена, но, слабовольні и малодушные, всегда подчиняются его железной воле. Тем более, что жа гаген, хорошо зная их слабости, умеет убеждать их в своей правоте, маня надеждой на увеличение владений, имущества, власти, славы.

Феодальной напыщенности и коварства, алчности и вероломству, облуді и интригам, царящие при дворе бургундов, противопоставлены в произведении привлекательный образ сказочного богатыря Зигфрида. Победитель дракона, кровь которого сделала его неуязвимым для врагов, сильный, как двенадцать мужей, обладая плащом-невидимкой, самым острым в мире мечом Бальмунгом, бесчисленными сокровищами Нибелунгов, имея за слуг могучих воинов этого племени, Зигфрид, однако, не злоупотребляет своими сверхчеловеческими возможностями. Его единственная цель - борьба против несправедливости и преступлений.

Лихой и веселый, отважный и бескорыстный, зажигательный и в то же время великодушный, Зигфрид способен на искреннюю дружбу, на большую любовь. Он верно служит родственникам своей любимой - бургундским обладателям, верит их клятвам, доверяет Крімгільді свои тайны и даже не подозревает о заговорах, которые плетутся вокруг него и его сокровища. Не испытывая ни к кому зла, он и других людей оценивает по собственным меркам. Закономерно, что простодушный, наивный, доверчивый герой [7] становится жертвой подлого предательства - мотив, который очень часто встречается в народном творчестве.

Фигура Зигфрида, как и образы подобных богатырей в фольклоре разных народов, воплощает давний народный идеал силы, справедливости, добра, благородства, то лучшие в народном представлении личные и общественные качества человека. Эта мысль подтверждается следующим весомым штрихом: в кладе Нибелунгов среди золота, бриллиантов и самоцветов лежала невзрачная золотая веточка, которая не казалась слишком ценной и поэтому никого не интересовала. Однако каждого, кто попытался бы ее использовать, она сделала бы властелином мира. Зигфрид знал об этом, но никогда не имел желания прибегнуть к помощи веточки. Итак, Зигфрид по своему характеру диаметрально противоположный «претенденту на мировое господство», которого из него делали фальсификаторы «Песни о Нибелунгах».

Они также, видимо, сознательно игнорировали очень важный компонент поэмы - образ автора, который играет в произведении большую роль, в значительной мере предопределяя его идейную направленность. Шпильман ведет рассказ не как посторонний, равнодушный летописец - он постоянно проявляет свое позитивное или негативное отношение к событиям и героям. С большой симпатией говорит он о Зигфрида, о Дитриха Бернского, Рюдигера, Гільдебранда - рыцарей, которые противостояли кровавым злодеянием и стремились их прекратить. Он осуждает произвол, предательство, преступления, которые сотрясали феодальный мир, осуждает Гагена и ему подобных. Гагена он называет злым, жестоким, вероломным, говорит о его коварстве, подчеркивает, что, добывая клад Нибелунгов для бургундской государства, жа гаген знал, чего хотел. Шпильман клеймит Крімгільду за ее неслыханную расправу с бургундами и устами Гільдебранда оправдывает смерть этой безумной женщины.

Начиная или заканчивая рассказ о конкретном событии, шпильман раз предупреждает читателя о ее будущие трагические последствия и тем самым будто наполняет всю поэму своей скорбью. Он искренне сочувствует человеческому горю и разоблачает его виновников. А сообщая, что в том или ином королевстве установился мир, он не скрывает своей радости. В этом плане важную роль играет в поэме описание королевства Етцеля. Бесспорно, шпильман идеализирует государство Аттилы, изображая ее как патриархальную идиллию. И можно предположить, что делает он это умышленно, отбивая собственные идеальные представления, а возможно, и мечты измученного феодальными распрями простого люда о мирном сосуществовании различных племен и народностей. С восторгом рассказывает он о необычную картину, которую увидела Крімгільда в Австрии, где властвовал Етцель. Жили в мире христиане и язычники, и они не спорили из-за разницы в вере, а молились каждый по-своему. Там были люди из Валахии и Дании, Польши и Пруссии, Тюрингии и Лотарингии, Греции и Руси. Среди них автор вспоминает и послов из Киева в голубых мехах и в шапках из куницы. Никто ни с кем не ссорился, наоборот, среди этого пестрого різноплемінного толпе царило праздничное, мирное настроение.

«Песня о Нибелунгах» привлекала многих немецких художников. По ее мотивам писатель-романтик Фридрих де ла Мотт Фуке написал драматическую трилогию «Герой севера», Фридрих Геббель - несколько трагедий, композитор Рихард Вагнер - тетралогию «Кольцо Нибелунга». Есть и в Фюмана стихотворение «Беда Нибелунгов», в котором поэт от имени народов проклинает фашистов, которые называли себя «Нібелунгами».

Своим же прозаическим переводом «Песни о Нибелунгах» Фюман, сохранив стиль и интонации старинного сказания, вернул широчайшим массам немецкого народа, его героический эпос, который, при всей трагичности содержания, как всякое произведение искусства, основывается на народной основе, утверждает гуманизм, справедливость, дружбу и мир между народами.

Надежда Матузова кандидат филологических наук

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Надежда Матузова Героический эпос немецкого народа (1989)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Надежда Матузова Героический эпос немецкого народа (1989)

На предыдущую