lybs.ru
Хоть волк линяет, но нрав не меняет. / Левко Боровиковский


Книга: Оксана Иваненко Знаменитый датский сказочник (1992)


Оксана Иваненко Знаменитый датский сказочник (1992)

© А.Д. Иваненко, 1992

Источник: Х.К. Андерсен. Сказки. Донецк: Донбасс, 1992. 190 с. - С.: 3-12.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Вот перед вами книга сказок. И я знаю наверняка, что она станет для вас одной из любимых. Так было со всеми детьми, кто только читал эти замечательные сказки. А читали их миллионы разных детей в разных странах, потому что они переведены на многие языки мира: русском, французском, английском, немецком, індуською, итальянском... Да всех не перечислишь! И я, когда была маленькой, слушала их, потом читала сама и теперь люблю перечитывать так же, как, наверное, ваши родители, как много взрослых и даже старых людей.

В детстве всегда захватывают чрезвычайные происшествия, интересные чрезвычайные происшествия, честные и смелые герои, о которых нам рассказывает автор в своих сказках. Эти герои, будто хорошие знакомые, живут где-то вблизи нас, и мы часто с ними стрічаємося, только не видим их, не замечаем, потому что они не только люди, но и птицы, звери, растения и даже вещи. Но и такие герои ведут себя, как настоящие люди - так же разговаривают, чувствуют, дружат или, наоборот, ссорятся. В этих сказках всегда побеждает все хорошее, честное, правдивое, и, прочитав их, думаешь: какая хорошая, добрая человек написал эти сказки. Видимо, человек этот очень любила детей, очень хотела, чтобы трудящиеся люди всего мира жили в дружбе, в мире, -чтобы они были честными, справедливыми, трудолюбивыми. В этих сказках высмеиваются хвастовство, лесть, высокомерие и другие плохие черты, с которыми следует бороться нам и сегодня.

Эти сказки, которые стали подарком для детей всего мира, написал выдающийся датский писатель Ханс Кристиан Андерсен*. А о себе он рассказал в своей книге «Сказка моей жизни», и действительно, в его жизни было много необычного и поучительного для всех.

* в современной транслитерации - Ганс Христиан Андерсен (прим. Aerius).

Знаменитый сказочник Ханс Кристиан Андерсен родился более 180 лет назад (1805 г.) в Дании, в маленьком городе Оденсе, на острове Фюн. Бедная маленькая ячейка, заставлена станками и различным инструментом сапожника-отца. Под окном чердака, на желобе, ящик с землей,- там растут лук и петрушка,- вот и весь огород матери. Возле избушки один кустик крыжовника - садик для мальчика [3] Ханса, что смотрит то остро наблюдательными оживленными, то задумчивыми, мечтательными глазами на окружающий мир.

Отец и мать целый день работают, не разгибая спины, всю жизнь борются с нищетой, и соседи частенько жалеют и молодых родителей, которые едва сводят концы с концами, и маленького щупленького мальчика. А мальчику кажется, что он живет прекрасно, у него счастливое детство, их тесная каморка кажется ему богатой и роскошной, ведь на всех стенах висят чудесные картинки, а над верстаком - даже полочка с книгами. Такого не найдешь у каждого! На дверях нарисован прекрасный вид, и мальчик часами смотрит на него и будто гуляет между тенистыми деревьями, плавает в спокойном озере, изображенном там. Для него все эти рисунки, эти расписные двери казались самой интересной картинной галереей.

Родители очень любили своего мальчика-одиночки. Все свободное время папа отдавал сыну, гулял с ним, делал ему разные игрушки. Были у Ханса и подвижные млынки, и живописные панорамы, и куклы, кивали головами. А вечерами, когда по углам убогой ячейки згущувались причудливые тени, отец читал жене и сыну интересные книги - басни Лафонтена, комедии Гольберга, а зачастую толстую и очень интересную сборник сказок «Тысяча и одна ночь». Больше всего в жизни любил маленький Ханс слушать эти чтения отца и увлекательно мечтать при тусклом свете домашнего гасничка. Любил мальчик и наблюдать веселые гулянки местных ремесленников и матросов.

В старинном городе Оденсе сохранилось много древних обычаев, которые уже вывелись и в столице Дании Копенгагене, и в других крупных городах. По-особому отмечали ремесленники и горожане различные торжественные цеховые события. Они, например, громко устраивали своеобразный праздник в день перемещения вывесок. Все цеховые мастера, подмастерья, ученики шли шумной процессией с флагами и копьями по улицам города, а на копьях желтели лимоны, развевались разноцветные стежки. Впереди всех бежал, роз сипаючи разные шутки и выкрутасы, звеня бубинцями, арлекин, а за ним спешили другие затейники. Интересными были развлечения матросов. Они гуляли в праздники улицам Оденсе с музыкой и флагами. Моряцька гулянка всегда заканчивался борьбой двух молодых урвиголов на доске, переброшенной с одной лодки на другую. Победителем был тот, кто удерживался на доске, а проигравший пи; хохот зрителей пытался вынырнуть из воды. [4]

Увлекался маленький Ханс и странными узорами местных резчиков. В городке было много умелых резчиков по дереву, и старинные дома стояли украшенные их затейливой резьбой. На одном из таких домов висел щит с вырезанной рамкой из тюльпанов и роз, а в рамке красовался изысканно отчеканен год постройки и целый стих. Этот дом и обрисовал будущий сказочник в одной из своих сказок.

Дед маленького Ханса тоже был резчиком по дереву. На старость он заболел и уже не мог работать, но всегда вырезал из дерева различные причудливые фигурки: людей со звериными головами, животных с крыльями, диковинных птиц. Эти фигурки он складывал в корзинку, ходил по окрестностям и дарил их сельским детям и женщинам. Много таких подарков имел и Ханс.

Трудно приходилось бабушке со своим больным мужем, и она должна сама работать. Старушка ухаживала садик при городской больнице и часто приносила оттуда своему единственному любимому внуку букетики душистых цветов. Мальчик ставил их в воду и часами наблюдал, как они красовались над ящиком, на которой он спал. Кровати для него не было где поставить в тесной ячейке.

Мальчик всегда чувствовал себя счастливым и всегда был чем-то занят. Он внимательно рассматривал листья на своем кустике крыжовника, как оно распускалось из маленьких почек, произрастало, а на осень Жовкло, сохло и опадали, то его внимание привлекала какая-то букашка, цветок или камушек. Все для него было живым, имело собственную интересную историю. Он замечал то, мимо что другие проходили равнодушно. Часами он мог сидеть тихо со своими игрушками, шить наряды куклам и играть в театральные представления.

Однажды родители повели Ханса в театр, и с тех пор театр стал его мечтой. На частое посещение театра .в родителей, конечно, не было денег. Дважды-трижды в год, правда, случались такие счастливые случаи. И мальчик завел дружбу с разносчиком афиш, и за то, что помогал ему, тот даровал своему помощнику ежедневно одну афишу. Ханс читал заголовки пьес, список действующих лиц и мог придумывать целые комедии, смешивая все то, что слышал от отца, что видел в театре, и ставить их со своими куклами.

Он рос мечтательным ласковым мальчиком. Ему казалось - все его любят. И пока что так и было. Ханс часто бегал до стареньких бабушек, которые доживали свой век в приюте для бедных - «богадельни», и они рассказывали ему множество народных сказок и разных историй, а потом он и сам начинал им рассказывать то же самое, только добавляя много [5]. Старики качали головами и удивлялись - что за умный парень растет!

В школе, куда его отдали впоследствии родители, Ханс был самым молодым. На переменах учитель гулял с ним за руку, чтобы его не сбили с ног старшие ученики. Его удивлял этот необычный мальчик. Как-то учитель наказал старшего парня, который не выучил урока. Вдруг маленький Андерсен начал горько плакать и просить простить наказанного. Он был совсем неутешительный и не успокаивался, пока учитель не смилостивился над виновным.

И вот Ханса постигло первое большое бедствие. Отец его всю жизнь сокрушался, что не мог учиться, не имел образования, нигде не бывал, ничего не видел. И он решил стать солдатом. То была пора наполеоновских войн. Дания была в союзе с Францией, и Наполеон был любимым героем отца. В армии ему пришлось быть недолго. Вскоре заключили мир, и Андерсен вернулся домой. Непривычные тяжелые походы подорвали его здоровье, и вскоре он умер.

Жизни стало совсем тяжелым для малого Ханса. Мать каждый день ходила на поденну работу (едва перебивались с хлеба на квас), а парень оставался на произвол судьбы. Но он все время был занят своим кукольным театром, своими комедиями. Одна старушка вдова давала ему читать книги, и он читал все без разбора, перечитал все трагедии Шекспира и много других классических произведений.

Соседи обращали внимание матери, что парень слоняется без дела, тогда как йога сверстники, ребята 12-13 лет, уже работают на фабрике. Тогда мать решила отдать на фабрику и Ханса. Сначала все шло хорошо. Парень не перевтомлювався на работе. Он имел очень хороший голос и частенько вместо работы пел, декламировал целые сцены из комедий Гольберга и трагедий Шекспира своим товарищам по работе. Все подмастерья и работницы были очень довольны и охотно выполняли за него его долю работы. И вот один из подмастерьев начал шутить, что Ханс не парень, а девушка. И поет таким высоким нежным голосом, и застенчивый и тихий, как девочка. Шутки перешли в насмешки, и дома парень, плача, заявил матери, что он больше ни за что не пойдет на фабрику.

Вскоре мать снова вышла замуж, снова за сапожника, еще совсем молодого. Никаких неприятностей не испытал от него Ханс. Отчим был спокойный, тихий, но он совсем не вмешивался в воспитание мальчика и просто не обращал на пасербка никакой внимания. Сидит себе парень, часами шьет куклам наряды, что-то бормочет в них,- ну и хорошо, что ничем не мешает. А мать даже говорила: это [6] пригодится, он обязательно будет портным. Нет, сын не хотел быть портным, идти учиться к первому в городе портного Стегмана.

- Я хочу играть в комедиях, быть актером,- сказал он матери и на ее отчаяние только и твердил об этом.

Много образованных семей в Оденсе заинтересовались парнем, который так любил читать, и знал слово в слово множество отрывков из различных драматических произведений, и к тому же имел прекрасный голос. Его часто приглашали в гости, и он развлекал общество своей декламацией и пением. Но мало кто беспокоился о его судьбе, о его будущем, мало кто думал, что способному парню надо всерьез учиться, что ему надо помочь выйти на путь.

Однако нашлись и такие люди. Один старый морской полковник пообещал взять его к дворцу в Оденсе, где находился тогда датский принц.

- Если принц спросит вас, чего вам больше всего хотелось бы, скажите, что ваше самое пылкое желание - учиться в гимназии.

Полковник выполнил свое обещание, и, действительно, на вопрос принца Андерсен ответил ему так, как посоветовал хороший друг. Но принц сказал, что хорошо петь и декламировать - это еще не является признаком гения, надо помнить, какой трудный и долгий путь обучения, и лучше идти учиться какому-то ремеслу. Так мальчик вернулся ни с чем, хотя для поступления в гимназии детям богачей совсем не нужно было иметь никаких признаков не только гениальности, но даже и каких-либо особых способностей.

Парень снова начал ходить в школу для бедных, где учили так-сяк, чтобы дети умели читать и немного считать. А годы шли, надо было серьезно думать о судьбе Ханса, и мать настаивала, чтобы сын шел учиться к портному. И парень со слезами на глазах умолял отпустить его в Копенгаген. Он лелеял мечту о театре, об искусстве и верил, что в столице достигнет своего.

Ничего нельзя было поделать с этим страстным желанием. И вот мать собрала в маленький узелок жалкие манатки сына, завязала в платочек 10 далерів - деньги, сложенные за много лет, а 3 далери дала почтальону, который обещал провезти хлодічика «слепым» пассажиром, то есть без билета - «зайцем».

Настал день отъезда. На рассвете мать провела Ханса за городские ворота. Там уже ждала их старая, совсем поседевшая бабушка. Обе женщины со слезами обняли парня, почтальон затрубил в рожок, и дилижанс тронулся. Перед парнем был далекий неведомый путь... [7]

Он оказался один в большом городе Копенгагене. Непосредственный, искренний и доверчивый, не понимая никакой разницы в общественном положении разных людей, не зная никаких условностей во взаимоотношениях с людьми, он обращается ко многим, рассказывает про свою жизнь, про свои мечты и надежды. Поэты, актеры, незнакомые женщины, случайные соседи на галерке в театре слушают необычного парня. Кто смотрит на него, как на чудака, кто тронут и искренне хочет ему помочь хотя бы советом...

Десять далерів, завязанные матерью в платок, быстро прожитые, но парня поддерживает уверенность, что в конце концов он добьется своего. Сколько раз, возвращаясь в ячейку, нанятую за грош, он утешает себя мыслью: «Надо много страдать, зато потом с тебя что-то получится».

Все-таки было видно: парень имел какие-то способности, он был, несомненно, талантливым. Но в чем именно? Это еще трудно было отгадать.

Один актер, поражен голосом и чувством парня, собрал среди своих коллег - писателей, композиторов - немного денег на жизнь для Андерсена и стал давать ему уроки пения. Жизнь немного усміхнулось и наполнило сердце надеждами. И не надолго. У парней в таком возрасте часто ломается голос и временно исчезает совсем. Так случилось и с Андерсеном. Опять началось полуголодное существование, различные попытки найти работу. Во время обеда он уходил из дома, хозяйка думала, что парень обедает у кого-то из знакомых, а Ханс сидел в городском «Королевском» сада и ел копеечную булку. Только вера в будущее не давала унывать. «Ну, ничего, скоро все будет хорошо»,- думал он, хотя особых оснований для таких выводов бы и не было. И каждое приветливое слово, даже просто солнечный день окрыляли его. Андерсен пишет, как раз «весной вышел погулять в Фредеріксберзький сад. Деревья были покрыты свежей зеленью, только что выглянула, солнце просвечивало сквозь листву, трава была такая душистая, птички так прекрасно пели, и вся моя душа наполнилась захвата. Я обнял ствол ближайшего дерева и стал покрывать его поцелуями. «Он с ума сошел, что ли?» - воскликнул, проходя мимо меня, сторож.

Я испугался, убежал оттуда и тихо, степенно побрел домой».

Каждая человеческая улыбка была для него как солнечный луч, и только он не разбирался во всех улыбках! «На меня смотрели, как на какое-то курьезное явление, развлекались мной, а я видел в каждой улыбке одобрения. Один из моих друзей позднейшего времени рассказывал мне, что [8] он увидел меня в ту пору в доме одного коммерсанта, куда меня позвали и для забавы попросили продекламировать одно из собственных стихотворений. Я, не торопясь, выполнил желание присутствующих, но продекламировал с таким чувством, с такой неподдельной искренностью, что удивление перешло в сочувствие».

Парень чувствовал себя вполне зависимым от отношения к нему «добрых людей». А делая ему кто много, кто мало или совсем ничего,- все поучали его, каждый хотел, чтобы Андерсен слушал только его советы и шел только тем путем, который тот указывает. На его первые попытки писать много кто смотрел насмешливо и советовал не тратить на это время.

Но, к счастью, среди многих новых знакомых были и искренние, умные люди, которые понимали, что Андерсенові прежде всего надо учиться, что он, с его способностями, должен иметь высшее, университетское образование, а не только случайные элементарные знания! И вот 16-летнего Ханса устроили в гимназию в небольшом городе Слагельсе.

Директор театра в Копенгагене Коллин выхлопотал для него стипендию и сам следил за обучением Андерсена. С того времени Коллин и вся его семья стали близкими людьми для Андерсена, хотя сами они, степенные, рассудительные и спокойные, часто и не понимали поэтической, ранимой натуры юноши.

Будущему писателю было уже 16 лет, когда он поступил в гимназию. Сколько унижения, сколько горечи пришлось ему там пережить! Пусть он сам расскажет об этом: «"В гимназии меня посадили с маленькими мальчиками во второй класс. Ведь я по сути аж ничегошеньки не знал. Я был похож теперь на свободную птицу, посаженную в клетку. Желание к учебе у меня было большое, но давалось оно мне тяжело. Положение мое можно было сравнить с положением человека, который не умеет плавать, а ее бросили в море. Речь шла о жизни и смерти, и я изо всех сил боролся с волнами, которые угрожали потопить меня: одна волна называлась математикой, вторая - грамматикой, третья - географией и др. Я задыхался и боялся, что мне никогда не повезет выплыть. То я перебріхував имена, то переплутував названия, то задавал невероятные вопросы, которые не задаст хоть немного развитый школьник. Директор наш, вообще большой насмешник, конечно, нашел во мне подходящую мишень и наконец совсем запугал меня».

Когда перечитываешь письма Андерсена тех лет, становится безумно жаль бедного юношу. Как он старался! Он сидел [9] дни и ночи над учебниками и не только догнал, но и перегнал остальных учеников. Он прекрасно писал сочинения, любил литературу, историю, а директор придирался к каждому слову.

Странный это был учитель и воспитатель. Собственно, в этом прицепе и неудачнику меньше всего нужно было выбирать своей профессией воспитания молодежи. Надо было иметь большую веру в жизнь и неиссякаемое стремление к знания, которые имел Андерсен, чтобы перенести весь глумление, издевательство и насмешки, которыми осыпал его ежедневно этот «воспитатель». В то же время директор писал Коллину, что Андерсен очень старается, делает большие успехи и, безусловно, заслуживает тех забот, которые имеет со стороны своих друзей. Коллин получал эти письма и радовался за Андерсена. Но бывало, что в тот же день приходило письмо от Андерсена, полный отчаяния, потому что директор не только никогда не хвалил его, а, наоборот, выставлял на посмешище перед всем классом.

Андерсен уже давно писал стихи, но скрывал это от директора, как какое-то преступление. Да и друзья и знакомые - все советовали ему не думать о себе, что он поэт, и бросить это занятие. «Пожалуйста, не думайте, что вы поэт,- писала одна пожилая женщина, которая сочувственно относилась к нему.- Ну, что бы вы сказали, если бы я вдруг представила тебя будущей императрицей бразильской? Это было бы безумием, но так же глупо и с вашей стороны воображать себя поэтом!»

А Андерсен и не «представлял» себя писателем, наоборот, если бы тогда кто-то хоть немного поддержал эти творческие порывы, это бы осветило и согрело всю его жизнь. Он страдал, как загнанный, забитый птица. Это был самый тяжелый, худшее время в жизни писателя.

Наконец один из учителей понял невыносимое положение бедного юношу, поехал в Копенгаген и рассказал о все Коллину.

Андерсен переехал в Копенгаген и после подготовки в частных учителей выдержал экзамен в университет...

Еще долго путь Андерсена не был легким, и хотя он был намного и умнее и талантливее своих современников - датских поэтов и писателей, большинство из них смотрела на этого юношу, вышедшего из простого народа, гордо, долго не признавала его таланта, замалчивала йощ произведения или нещадно критиковала. «Все хорошее во мне затаптывали в грязь»,- вспоминал он сам.

Даже удивительно, что, пройдя такой путь, Андерсен не потерял своей любви, приветливой доброжелательности к людям. Он везде жаждал найти хорошее, видел красоту там, [10] где ее никто не замечал, его произведения говорили до сердца каждого, их понимала каждый простой человек.

Первыми его произведениями были очерки о путешествиях, роман «Импровизатор». Но настоящую славу писатель снискал своими сказками. Когда вышли его первые сказки «Огниво», «Принцесса на горошине», «Русалочка», о них заговорили везде. А когда он написал «Гадкий утенок», много знакомых и незнакомых поняли, что в этой сказке отражено многое из его собственной жизни, И некоторые «друзья» вполне легко узнавали себя в образе курицы, кота и других.

Произведения Андерсена, особенно его прекрасные сказки, перекладались разными языками, о нем заговорили и в Франции, и в Англии, и в Германии, а в Дании еще долгое время не признавали уже известного сказочника и продолжали его «поучать».

Однако Андерсен, хотя и часто страдал от такого положения, продолжал идти своим путем и не сгибался. Он упорно работал. Много ездил, любил путешествовать и сам сравнивал себя с перелетной птицей. Франция, Германия, Англия, и особенно Италия, всегда манили его, и больше всего он все-таки любил свою маленькую Данию.

Лучшие писатели того времени, композиторы, художники, актеры очень любили Андерсена и радовались встречам с знаменитым сказочником, в котором всю жизнь оставалось что-то детское. В Италии он встретился с выдающимся датским скульптором Торвальдсеном. Дружба их продолжалась и на родине. В Париже он часто встречался с Генрихом Гейне, который не мог оставаться у себя в Германии. На память о эти теплые, дружеские встречи Генрих Гейне написал Андерсенові трогательный, сердечный стих. Посвятил ему стихотворение и французский поэт Ламартин. В Париже Андерсен познакомился с писателями Гюго, отцом и сыном Дюма и Бальзаком, бывал в обществе поэтов, актеров, художников. Знаменитая актриса Рашель написала ему: «Искусство - это правда. Надеюсь, что афоризм этот не покажется парадоксальным такому выдающемуся писателю, как Андерсен».

Крепкая дружба с английским писателем Диккенсом была самыми светлыми страницами в жизни Андерсена. Датский сказочник гостил у Диккенса в Англии, переписывался с ним. Был он знаком и с немецкими сказочниками, которых тоже знают все дети,- братьями Гримм.

Знаменитые композиторы Лист, Мендельсон играли Андерсенові свои произведения, а лучшая певица того времени Дженни Линд звала его своим «любимым братом». [11]

«Сколько лучших благородных людей моего времени,- писал Андерсен в воспоминаниях,- ласкали меня и открывали мне душу! Моя вера в людей редко была обманута».

Природа была для Андерсена живой книгой, тайны которой постепенно открывает человек. Надо только внимательно присматриваться к ней, так же, как и ко всем проявлениям жизни. «Мир вокруг нас полон красоты, она проявляется в самых маленьких перелетных образах, которых часто не замечают люди. В капле воды, взятой из лужи, бушует целый мир живых существ. Сутки - капля, схваченная из будничной жизни, тоже содержит в себе целый мир в картинах, полных поэзии и красоты. Открой только глаза и смотри. Поэт и должен указывать на них другим людям... Потом и они привыкнут всматриваться, и жизнь всех обогатится, обогатится красотой...

Популярность Андерсена росла с каждым годом во всех слоях народа. Особенно любили своего сказочника дети. Часто, увидев его высокую, худую, угловатую фигуру, дети подбегали и здоровались с ним. Как-то одна женщина сделала замечание своему сыну: «Как ты осмелился заговорить с чужим человеком?» А мальчик ответил: «Да это же не чужой, это Андерсен, его все ребята знают».

Интересная история случилась как-то с палочкой Андерсена. У писателя была любимая палочка с пальмы, которую он приобрел в Италии. Он с ней никогда не расставался. Но однажды он забыл ее в одном из заграничных отелей. Вспомнил он о ней только на пристани. Он попросил передать палочку через кого-то из земляков в Данию.

Андерсен плыл пароходом, потом ехал омнібусом, потом опять поездом, и в Эдинбурге, когда должен был пересесть на лондонский поезд, его догнал кондуктор другого прибывшего поезда и передал ему палочку. Она проехала одна тем же самым путем. На ней был лишь прицеплен бумажку со словами: «Датскому писателю Хансу Кристиану Андерсену». Палочка переходила из рук в руки, и все, кто держал ее, вспоминали чудесные сказки Андерсена и с любовью передавали ее дальше. Можно с уверенностью сказать, что эта спутница сказочника могла бы пройти всю Европу, потому что сказки Андерсена знали и любили все.

Писатель-сказочник говорил, что жизнь его похожа на сказку. Но разве это странно, что его, доброго и сердечного, любили люди, он достиг почета и славы, и эта почет и слава живут и будут жить еще долгие-долгие годы!

И я уверена, что, прочитав эту книгу, вы, дорогие читатели, также полюбите этого замечательного писателя, сказками которого восхищается весь мир.

ОКСАНА ИВАНЕНКО

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Оксана Иваненко Знаменитый датский сказочник (1992)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Оксана Иваненко Знаменитый датский сказочник (1992)

На предыдущую